Bankrot-help.ru

Консультация Юристов
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Восстановление на работе при незаконном увольнении

Восстановление на работе при незаконном увольнении

Адвокат по трудовым спорам +7(925)664-55-76

Услуги бюроСтоимость
Консультация по телефону, он-лайн консультацияБесплатно
Устная консультация на личной встрече2000 — 7000 руб.
Представление интересов в судеот 35000 руб.
Составление правовых документов (претензия, жалоба)от 10000 руб.

Ирина Анюхина

Ирина Анюхина – высоко профессиональный и преданный своему делу специалист. Она обладает стратегическим подходом, ориентированным на бизнес. Клиенты ценят Ирину за внимание к деталям и способность четко изложить суть дела.

Ирина Анюхина – партнер юридической фирмы АЛРУД, возглавляет Трудовую практику.

Ирина является рекомендованным экспертом в сфере трудового права, консультирует международные и российские компании по широкому кругу вопросов трудового законодательства, включая международные аспекты, вопросам сокращений и реструктуризаций, проблемам топ-менеджмента и иностранных сотрудников.

Экспертиза Ирины включает вопросы трудового и корпоративного права в делах, связанных со слияниями и поглощениями, внедрением мотивационных программ, выплатами компенсаций и вознаграждений, применением глобальных политик в сфере персонала и переработкой локальных политик, аутсорсингом и защитой персональных данных.

Ирина участвует в проектах по проведению международных и внутренних расследований нарушений, допускаемых сотрудниками, представляет интересы клиентов в разрешении внесудебных споров и конфликтов с сотрудниками.

Ирина Анюхина присоединилась к компании АЛРУД в 2002 году и стала партнером в 2007 году. Клиенты высоко ценят Ирину за бизнес-ориентированный подход, исключительные коммуникативные навыки, внимательность и четкое изложение сути дела. Ирина окончила отделение международного публичного права факультета международного права МГИМО МИД РФ.

Ирина координирует работу с международным альянсом Ius Laboris, крупнейшим международным альянсом юридических консультантов в сфере трудового права. Ирина регулярно выступает на международных конференциях, является членом Международной ассоциации юристов (IBA), Американской ассоциации юристов (ABA).

Ирина также активно принимает участие в работе Global Advertising Lawyers Alliance (GALA), который объединяет ведущих юристов, практикующих в сфере правового регулирования рекламы, маркетинга и проведения мероприятий, стимулирующих продажи.

Включают консультирование:

в ходе крупнейшей сделки по слиянию с Yandex по широкому спектру трудовых вопросов и вопросов кадровой политики.

Akzo Nobel

по вопросам отделения специализированного подразделения по производству химических продуктов особого назначения, разработки и реализации плана по реструктуризации предприятия.

Philip Plein

по вопросам разработки кадровой политики, а также бонусной программы для сотрудников отдела продаж.

Ведущего разработчика и поставщика продукции медицинского назначения

по вопросам реструктуризации предприятия с целью обеспечения эффективного распределения акционерного контроля за бизнес-процессами.

в отношении возможных правовых и налоговых последствий реализации мотивационной программы среди работников на международном уровне.

Крупнейшую международную музыкальную корпорацию, управляющую группой компаний и ведущую коммерческую деятельность в более чем 60 странах

в 4 судебных процессах, связанных с конфликтным сотрудником, который имел доступ к финансовым ресурсам клиента.

Ведущую американскую компанию, управляющую базами данных, информационными системами и коллекциями по интеллектуальной собственности

в ходе комплексного внутреннего расследования предполагаемых неправомерных действий двух сотрудников российского подразделения.

Одного из ведущих японских производителей автомобилей и автобусов

в процессе пересмотра доказательств несоответствия одного из топ-менеджеров занимаемой должности; разрабатывала стратегию защиты деловой репутации и интересов клиента и его генерального директора.

Длительность процедуры зависит от основания увольнения по инициативе сотрудника. Общий срок с момента подачи заявления – 2 недели плюс 1 день на самоувольнение.

Если работник уходит в отпуск, а уж потом из организации, то срок продлится на величину отпуска, но все документы будут оформлены до отправления сотрудника в него.

Если работник относится к категории людей, с которыми распрощаться надо немедленно, то увольнение происходит одним днём.

Отдельно отметить нужно работников – срочников, им ТК РФ разрешает подавать заявление за три дня до увольнения.

«Я не представлял масштабов бедствия». Как российские лейтенанты борются за увольнение

После выхода материала о лейтенантах, которым не дают уволиться из российской армии, в «МБХ медиа» обратились еще несколько военнослужащих, испытывающих такие же проблемы. Некоторые из них даже создали организацию, оказывающую сослуживцам юридическую поддержку. Кроме того, нам стало известно о наличии документа, в соответствии с которым увольнение офицеров производится только с санкции министра обороны.

Лейтенанты против Минобороны

Молодым лейтенантам систематически отказывают в увольнении уже долгое время, но лишь недавно они начали предпринимать совместные усилия по защите своих прав. Одним из тех, кто взял на себя координацию этого процесса, стал лейтенант Андрей Иванов. В 2019 году он закончил Военно-медицинскую академию имени Кирова и был направлен на службу в воинскую часть №12676, расположенную в Крыму. Уволиться он пытался больше года. В сентябре Иванов выложил в Instagram видеообращение, в котором подробно рассказал о своих безуспешных попытках уйти со службы. Как и многие другие молодые офицеры, он перепробовал почти все доступные способы — зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и начал ходить на службу один-два раза в неделю, чтобы получить увольнение в связи с утратой доверия, но это не помогло.

После публикации видеообращения Иванову стали писать другие лейтенанты, оказавшиеся в точно такой же ситуации. С ним также связался правозащитник из Санкт-Петербурга, глава организации «Гражданский щит» Антон Матий. Вместе они решили оказывать помощь офицерам. «Я тогда еще не представлял масштабов бедствия», — признался Матий в разговоре с «МБХ медиа». По его словам, лейтенанты низведены практически до уровня рабов, а их попытки добиться увольнения в одиночку написанием рапортов командованию, как правило, ни к чему не приводят. Чтобы не оставлять их один на один с системой, Иванов и Матий создали общественную организацию «Союз защиты прав военнослужащих России». Пока она не зарегистрирована официально, но, словам правозащитника, уже представляет интересы девяти офицеров. При этом тех, кто испытывает проблемы с увольнением, гораздо больше — Иванов уточнил, что речь идет как минимум о 150 лейтенантах, которые координируют свои усилия в чатах в мессенджерах и соцсетях. Их желание покинуть ряды вооруженных сил Матий прекрасно понимает. «На основании того, что мне рассказывают, я сделал вывод, что у нас нет полноценной армии. Есть организация, которая существует только для отчета. Медики не лечат, а пишут какие-то непонятные инструкции, совершенно не относящиеся к медицине», — сказал юрист. По его словам, такая ситуация наблюдается во многих частях.

Уйти из армии бывает непросто из-за неопределенности законодательства. «Военнослужащий может уволиться по собственному желанию, такой пункт есть в федеральном законе “О воинской обязанности и военной службе”, но его реализовать невозможно. Это мертвая статья. Должны быть обстоятельства такие, чтобы человек действительно не мог служить. А какие обстоятельства, неизвестно — это не разъясняет даже пленум Верховного суда», — сказал Матий.

Читать еще:  Арбитражный суд проверить контрагента

Андрей Иванов (в центре) во время парада Победы. Фото: личная страница в Instagram

Угрозы и давление

На видеообращение Иванова обратили внимание не только другие лейтенанты, но и командование. Из Главного управления кадров Минобороны приехала комиссия, которой предстояло разобраться в ситуации. Однако на деле это обернулось для молодого офицера лишь дополнительной головной болью.

«На входе в штаб, когда меня вызвали на беседу, один из офицеров управления 22-го армейского корпуса сначала сделал мне замечание по форме одежды, а потом сказал: “Раз ты думаешь, что самый умный, жалуешься, то можно просто подкинуть тебе наркотики или патроны в трусы, позвать представителя военно-следственного отдела и на тебя заведут уголовное дело”. Это было сказано офицером выше меня по званию и по должности, так что я решил заявить в прокуратуру, следственный отдел», — рассказал «МБХ медиа» Иванов. Обращение, разумеется, не привело ни к какому разбирательству — лейтенанту сказали, что доказательств прозвучавших угроз у него нет.

Кроме того, на лейтенанта пытались завести уголовное дело по статье 339 УК об уклонении от исполнения обязанностей военной службы. Если бы ему дали ход, Иванову могло грозить до семи лет лишения свободы, но военный следственный отдел отказал в возбуждении дела. Соответствующее постановление военнослужащий получил в начале декабря, а на минувшей неделе стало известно, что командование все-таки решило отпустить проблемного офицера и приказ об увольнении был подписан. Иванов рассчитывает сдать дела и покинуть часть до Нового года. При этом он и дальше планирует заниматься делами «Союза защиты прав военнослужащих России». Пока организация оказывает помощь бесплатно, но в будущем ее основатели рассчитывают предоставлять и услуги на коммерческой основе.

Увольнение с разрешения Шойгу

Скорее всего, уволиться со службы был бы намного проще, если бы не официальная директива, согласно которой молодых офицеров могут освобождать от должности только приказом министра обороны. О ней упоминается в ответе на один из рапортов Андрея Иванова об увольнении, подписанном командиром армейского корпуса Черноморского флота, генерал-майором Константином Касторновым (копия документа есть в распоряжении «МБХ медиа»). Из письма следует, что решение об особом порядке увольнения выпускников военных вузов, у которых еще не истек срок первого контракта, было принято на селекторном совещании с руководящим составом Минобороны 1 октября 2019 года. «МБХ медиа» направило в министерство запрос с просьбой подтвердить существование директивы и объяснить, с какой целью она была принята.

Сергей Шойгу. Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

В нашей предыдущей публикации о «крепостных офицерах» приводятся слова эксперта Российского совета по международным делам Ильи Крамника — он рассказал, что Минобороны проводит такую политику из-за сильного дефицита кадров, который особенно сильно заметен на младших офицерских должностях. Ситуацию также осложняет формирование новых частей, для которых требуются офицеры.

Несмотря на это, лейтенанты не оставляют попыток расстаться с вооруженными силами. 16 декабря «Союз защиты прав военнослужащих России» от имени девяти лейтенантов направил письмо в ряд министерств и ведомств с требованием разобраться в ситуации. Помимо Владимира Кочеткова, Андрея Козлова и Александра Кулешова, истории которых были рассказаны в нашем предыдущем материале, в послании приводятся имена Андрея Иванова, Михаила Хрипункова, Александра Фомина, Романа Санина, Андрея Кузьмичева и Дмитрия Родионова. Они служат в разных воинских частях страны и пытаются уволиться долгое время — от трех месяцев до более года. Среди этих офицеров рекордсменом стал Иванов, который потратил на это 14 месяцев. О том, что в Москве, наконец, разрешили ему покинуть службу, лейтенант узнал на следующий день после отправки письма.

Необитаемый остров вместо врачебной практики

Увольнение Иванова может дать надежду и остальным лейтенантам, которые пока тщетно ждут отставки. Их истории очень похожи друг на друга — сначала учеба в военном вузе и выпуск, затем прибытие в часть и быстрое разочарование. Большинство лейтенантов, имена которых упоминаются выше, учились на военных медиков и хотели развиваться именно в этом качестве, но быстро поняли, что долгое обучение было практически бессмысленным и в армии их навыки не нужны. При этом Минобороны считает, что речь идет о «единичных случаях молодых граждан» — об этом представители ведомства сообщили в письме в редакцию «МБХ медиа», отправленном после выхода предыдущего материала об офицерах.

«На законных основаниях». Минобороны «детально изучит» причины решения молодых офицеров уволиться

Об этом сообщается в письме Департамента информации.

Один из таких случаев — история лейтенанта Михаила Хрипункова. Он окончил Военно-медицинскую академию имени Кирова в 2020 году и по распределению попал на Камчатку, в войсковую часть №32782, расположенную в городе Елизово. Проблемы возникли практически сразу. К Хрипункову из Санкт-Петербурга должна была прилететь девушка — молодые люди планировали начать жить вместе. В начале августа, за день до ее приезда, командование сообщило лейтенанту, что через три дня его отправляют в долгую командировку на один из островов на Чукотке — организовывать медицинское обеспечение находящегося там взвода. Он попытался отказаться от поездки, сославшись на личные обстоятельства, но в ответ получил лишь угрозу возбуждения уголовного дела в случае невыполнения приказа.

В итоге Хрипунков отправил девушку назад в Санкт-Петербург, а сам сел на военное судно и спустя две недели плавания прибыл на место назначения. «На этом чудо-острове кроме военной части, егерей и белых медведей не было никого и ничего», — рассказал лейтенант «МБХ медиа». При этом жить пришлось даже не на территории самой части, а на необитаемой части острова, где военные разбили лагерь. Спустя десять дней Хрипункову сообщили, что командировка, которая первоначально должна была занять полтора месяца, продлевается на неопределенный срок. Он отказался ее продолжить, после чего получил лишь новые угрозы — офицеру заявили, что оставят на острове силой, а если он все-таки отправится назад, то прямо в порту его будет ждать военная полиция. На этот раз лейтенант не отступил, и ему все-таки удалось вернуться в часть в первоначально оговоренные сроки. Но произошедшее стало для Хрипункова поворотным моментом: он решил, что служить больше не хочет и будет увольняться. При этом он не планирует кардинально менять сферу деятельности и в дальнейшем хочет работать по специальности в сфере травматологии.

Читать еще:  Банк обратился в суд за неуплату кредита

После подачи заявления на увольнение лейтенант, как и многие до него, понял, что покинуть армию не так легко. По словам Хрипункова, его непосредственное начальство никак не препятствовало увольнению, но ушедший наверх рапорт застрял в инстанциях. На какой стадии этот процесс находится сейчас, офицер не знает. Де-факто он уже практически не связан со службой: в воинской части Хрипунков появляется раз в неделю, а остальное время работает врачом в гражданской поликлинике. По словам лейтенанта, по-другому поступить он не мог: из зарплаты примерно в 70 тысяч рублей половина уходит на оплату съемной квартиры, а на оставшиеся деньги прожить на Камчатке практически невозможно. Цены на товары и услуги на полуострове действительно очень высокие, и это касается в том числе стоимости жилья: аренда двухкомнатной квартиры в райцентре Елизово, где живет офицер, обойдется минимум в 30-35 тысяч рублей в месяц.

По сравнению с другими лейтенантами Хрипунков увольняется сравнительно недолго: пока четыре месяца. При этом ему известны случаи, когда процесс занимал полтора-два года. Новое поколение офицеров с такой ситуацией мириться явно не собирается.

Правила подачи искового заявления

При незаконном расторжении трудового договора работник может оспорить приказ об увольнении в суде. Срок обжалования составляет один месяц. Если сотрудником этот срок был пропущен по уважительной причине, то суд может его продлить.

Для обжалования незаконного увольнения следует составить исковое заявление, указав в нем следующие сведения:

  • наименование судебного органа, куда будет направлено заявление;
  • данные истца;
  • основные сведения об организации, где работал уволенный сотрудник;
  • подробное изложение сути спора;
  • описание основных претензий к руководству;
  • требования;
  • перечень прилагаемых документов.

Копия искового заявления отправляется работодателю. Требования от истца могут быть самыми разными. Он может запросить исправление в трудовой книжке, восстановление в должности, выплату предусмотренных компенсаций, оплату вынужденного прогула и возмещения морального ущерба.

Если увольняемый желает, чтобы работодатель возместил моральный ущерб, он должен в заявлении указать размер выплаты. Но тогда нужно предоставить в суде факты и документы, которые будут подтверждать, что ущерб был действительно причинен.

Помимо искового заявления нужны и другие документы:

  • трудовая книжка;
  • трудовой договор или претензия к организации;
  • копия приказа о приёме и увольнении с работы;
  • справка о средней заработной плате.

В зависимости от ситуации суд может потребовать от истца дополнительные документы. Если увольняемый до суда писал претензию к руководителю или в профсоюз, то он может приложить копию этого заявления.

Всю необходимую документацию работник может запросить в организации, из которой его уволили. Начальник обязан её предоставить в течение трёх дней после подачи письменного заявления. Если руководство отказывается удовлетворить просьбу сотрудника, документы запрашивает суд.

Обычно исковое заявление рассматривается в течение 30 дней, но судья может продлить этот срок на неопределённое время. Если суд вынесет решение в пользу работника, то все судебные издержки оплачивает работодатель. Сотрудник вправе требовать от своего начальства выплатить ему компенсацию за вынужденный прогул.

Через суд работник также может оспорить увольнение по статье, но только если он не написал заявление по собственному желанию. В этой ситуации будет довольно сложно доказать неправомерность действий со стороны руководителя.

ВС восстановил срок для обращения в суд работнику, которого руководители почти год вводили в заблуждение

ВС восстановил срок для обращения в суд работнику, который почти год не оспаривал увольнение ранее в надежде на то, что ему вернут обещанную прежнюю должность (Определение ВС от 29 июня 2020 г. по делу № 16-КГ20-6).

Из начальника инкассаторов – в кассиры

С декабря 2003 г. Денис Парфентьев работал в одном из волгоградских отделений Сбербанка на разных должностях. С июля 2015 г. мужчина был начальником сектора инкассации и перевозки ценностей. 4 июня 2018 г. трудовой договор расторгли по инициативе работника с 6 июня (п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК). Тогда же, 4 июня, мужчину приняли на должность заведующего кассой по срочному трудовому договору на период отсутствия другого работника с 7 июня. Зарплата Дениса Парфентьева уменьшилась на 2 тыс. руб.

С 15 ноября 2018 г. мужчину перевели на такую же должность, но уже на постоянной основе. Через 10 дней трудовой договор снова был расторгнут по инициативе работника, тогда же с ним вновь заключили срочный трудовой договор на период отсутствия основного работника на той же должности.

В марте 2019 г. Дениса Парфентьева перевели на постоянную должность старшего кассира. Зарплата стала уже на 16 тыс. руб. меньше по сравнению с той, которую мужчина получал на должности начальника сектора инкассации и перевозки ценностей. 7 мая 2019 г. Денис Парфентьев написал заявление об увольнении, 8 мая был издан приказ о расторжении трудового договора с 14 мая. Однако за день до этого мужчина отозвал свое заявление, приказ был отменен.

Первая инстанция и апелляция не стали восстанавливать срок

Продолжая работать старшим кассиром, Денис Парфентьев обратился в Центральный районный суд г. Волгограда за защитой своих трудовых прав. Мужчина потребовал признать приказ от 4 июня 2018 г. о расторжении трудового договора незаконным, восстановить его в должности начальника сектора инкассации и перевозки ценностей, а также взыскать 250 тыс. руб. разницы в зарплате за время выполнения нижеоплачиваемой работы и 700 тыс. руб. компенсации морального вреда.

В суде истец объяснил, что все заявления об увольнении были написаны под принуждением непосредственных руководителей, обещавших принять его на прежних условиях на должность начальника сектора инкассации и перевозки ценностей. Дополнительно Денис Парфентьев заявил о том, что постоянные увольнения и принятия на работу по срочным трудовым договорам со снижением зарплаты дискриминируют работника.

В первой инстанции Сбербанк обратил внимание суда на пропуск установленного в ч. 1 ст. 392 ТК месячного срока для обращения работника в суд по спорам об увольнении. Мужчина же утверждал, что месячный срок для обращения в суд с иском о восстановлении на работе пропущен по уважительным причинам. По мнению Дениса Парфентьева, трудовые отношения между ним и Сбербанком фактически не прекращались: после издания оспариваемого приказа Парфентьев в тот же день снова был принят на работу на нижестоящую должность. По словам истца, он своевременно не обратился в суд, поскольку ждал, когда непосредственный руководитель выполнит свое обещание – примет его на прежнюю должность. Однако этого так и не произошло.

Читать еще:  Досудебный порядок урегулирования спора в гражданском процессе

Истец также пояснил, что имеет двух несовершеннолетних дочерей, одна из которых ребенок-инвалид. Уход за девочкой осуществляет жена, которая из-за этого не может работать, т.е. мужчина – единственный кормилец в семье. Ухудшение работодателем условий труда и уменьшение заработной платы, по словам истца, негативно сказываются на его семейном благополучии и не позволяют проводить ребенку-инвалиду необходимые платные реабилитационные мероприятия.

Изучив документы сторон, Центральный районный суд г. Волгограда отказал в восстановлении срока. По мнению первой инстанции, указанные Денисом Парфентьевым причины уважительными не являются и ничем не подтверждались. Исковые требования были оставлены без удовлетворения. С таким подходом согласилась апелляция, а судья первой кассационной инстанции отказался передавать жалобу на рассмотрение в заседании.

Верховный Суд встал на сторону работника

Денис Парфентьев обратился в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ. Она же, в свою очередь, пришла к выводу о неправильном применении нижестоящими инстанциями материального права и о существенном нарушении процессуальных норм.

Суд обратил внимание на то, что в п. 16 Постановления Пленума от 29 мая 2018 г. № 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей – физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» содержатся разъяснения, являющиеся актуальными для всех субъектов трудовых отношений, по вопросам пропуска работником срока для обращения в суд.

ВС напомнил, что перечень уважительных причин, при наличии которых пропущенный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора может быть восстановлен судом, законом не установлен. Указанный же в постановлениях Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 и от 29 мая 2018 г. № 15 перечень исчерпывающим не является, подчеркнула судебная коллегия.

«Суд, оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении работнику пропущенного срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших лицу своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора», – отметил ВС.

В отличие от нижестоящих инстанций, Верховный Суд обратил внимание на доводы истца о том, что написать заявление об увольнении его убедила руководитель. Она обещала, что мужчину примут на работу в тот же отдел, только временно, а потом переведут на постоянную прежнюю должность с тем же окладом. «Боясь потерять работу, так как имеет на иждивении двух несовершеннолетних дочерей, одна из которых является ребенком-инвалидом и ей необходимы постоянные платные реабилитационные мероприятия, Парфентьев Д.А. был вынужден согласиться на предложенные ему условия работы и написать заявление об увольнении по собственному желанию», – указал Суд. Внимания, по его мнению, заслуживают и остальные доводы истца.

«Кроме того, не принято во внимание, что работник является экономически более слабой стороной в трудовом правоотношении с учетом не только экономической (материальной), но и организационной зависимости работника от работодателя», – подчеркнула коллегия по гражданским делам. Это также могло повлиять на пропуск Парфентьевым, не желающим потерять работу, зависящим от работодателя материально, заинтересованным в стабильной занятости и ожидающим от работодателя решения о принятии на постоянную работу в прежней должности, срока для обращения в суд с соответствующим иском, подытожил ВС.

На этом основании Суд отменил акты нижестоящих инстанций и, восстановив Денису Парфентьеву срок для обращения с иском, направил дело на новое рассмотрение по существу в первую инстанцию в ином составе суда.

Эксперты прокомментировали решение ВС

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Валерия Аршинова отметила: ВС обращает внимание на то, что важно рассматривать вопрос о пропуске срока для обращения в суд детально, а не формально отталкиваться от даты приказа и месячного срока для обжалования.

Интересно, по ее мнению, утверждение Суда о том, что работник является экономически более слабой стороной в трудовом правоотношении с учетом не только экономической (материальной), но и организационной зависимости от работодателя. «Подобный аргумент можно использовать и в других спорах по защите прав работника, так как очень редко суды указывают на то, что работник – экономически более слабая сторона в трудовом правоотношении», – указала Валерия Аршинова.

Партнер юридической компании Law & Commerce Offer Виктория Соловьёва рассказала, что суды крайне редко отказывают работникам в восстановлении срока для обращения. «В любом споре, где сторонами являются организация и физическое лицо, судьи, как правило, не так пристрастны к вопросам соблюдения процессуальных сроков гражданами. Такая позиция характерна для трудовых споров, поэтому выводы Верховного Суда достаточно предсказуемы», – считает адвокат.

То, что работник – экономически более слабая сторона в трудовых правоотношениях, впервые, по словам Виктории Соловьёвой, было упомянуто в Постановлении Конституционного Суда от 15 марта 2005 г. № 3-П. В нем отмечается, что свобода трудового договора неразрывно связана с обязанностью государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении. Схожие правовые позиции содержатся в определениях КС № 597-О-О/2009, № 550-О-О/2011 и № 1605-О-О/2011, добавила адвокат.

«Действительно, невозможно отрицать, что работник больше зависит от работодателя, чем работодатель от него. Практически всегда, выступая против работодателя, работник рискует лишиться единственного источника дохода. Поэтому мне больше импонирует следующий подход судов к рассмотрению трудовых споров: восстанавливать срок при наличии действительно уважительных причин, оценивать законность действий работодателя и работника и, исходя из этого, выносить справедливое решение, а не отказывать по формальным признакам – из-за пропущенного срока», – указала Виктория Соловьёва. Однако, подчеркнула она, такой подход не должен приводить к тому, чтобы работник, пользуясь «неким эмоциональным преимуществом», злоупотреблял своими правами.

В течение одного месяца с даты увольнения (или получения приказа) у сотрудника имеется возможность обжаловать действия своего руководителя.

Для этого необходимо обратиться в установленные сроки в трудовую инспекцию и написать заявление. Вместе с бумагой нужно приложить копии приказа об увольнении, приеме на работу. Также нужно иметь трудовую книжку и паспорт заявителя. Если будет установлен факт необоснованного увольнения, то работодатель понесет наказание. Его также могут обязать восстановить сотрудника на прежнем рабочем месте.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector