Bankrot-help.ru

Консультация Юристов
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Верховный Суд разъяснил особенности расчета срока исковой давности

Верховный Суд разъяснил особенности расчета срока исковой давности

17 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-12584 по спору о взыскании с ОАО «РЖД» его контрагентом убытков в связи с ненадлежащим ремонтом грузовых вагонов.

Обстоятельства дела

В июле 2015 г. ООО «РегионТрансСервис» (заказчик) и ОАО «РЖД» (подрядчик) заключили договор по ремонту грузовых вагонов. По условиям договора подрядчик нес ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязательств. Он также предоставлял гарантию на ремонтные работы со дня заполнения формы ВУ-36М. Необходимость составления акта по форме ВУ-41М при расследовании причин отцепки отремонтированного грузового вагона по причине технологической неисправности устанавливалась п. 3.18 договора. Пунктом 7.2 договора стороны предусмотрели претензионный порядок урегулирования споров. Срок рассмотрения такого документа составлял 30 календарных дней с даты его получения.

В мае 2017 г. подрядчик (ВЧДэ Кавказская АО «ВРК-2») выполнил текущий ремонт колесной пары грузового вагона заказчика. Через четыре дня после этого был выявлен дефект отремонтированной колесной пары, поэтому грузовой вагон отцепили для повторного ремонта. Ремонтные работы проводились подразделением другого контрагента заказчика, с которым последнего связывал ранее заключенный договор на ремонт грузовых вагонов.

Впоследствии комиссия (с участием представителя подрядчика) провела расследование причин отцепки грузового вагона. По итогам проверки были составлены акт-рекламация по форме ВУ-41М, акт выполненных работ по устранению недостатков. Исполнителю также были направлены уведомление о произведенном ремонте грузового вагона (форма ВУ-36М) и дефектная ведомость (форма ВУ-22). Согласно акту-рекламации неисправность грузового вагона возникла вследствие некачественного выполнения ВЧДэ Кавказская АО «ВРК-2» работ по плановому ремонту. Стоимость устранения недостатков превысила 18 тыс. руб. Эта сумма была полностью оплачена заказчиком, который направил исполнителю претензию 26 февраля 2018 г.

Суд не сразу принял иск к производству, а потом отказал в его удовлетворении, сославшись на сроки давности

В связи с отказом «РЖД» удовлетворить претензию (письмо от 15 мая 2018 г.) 7 июня того же года «РегионТрансСервис» обратился в суд, направив иск через систему «Мой арбитр». Сначала арбитражный суд оставил иск без движения, поскольку к нему не были приложены документы, подтверждающие направление его ответчику, а также уплату госпошлины. Впоследствии суд все-таки принял иск, который 30 августа был оставлен без рассмотрения в связи с непредставлением подлинного иска и надлежащих копий приложенных к нему документов, а также оригинала платежного поручения об уплате госпошлины.

31 августа 2018 г. истец в очередной раз предъявил в суд иск к «РЖД» о взыскании убытков, который был принят судом для рассмотрения в порядке упрощенного производства. В итоге арбитражный суд отказал истцу в удовлетворении его требований в связи с пропуском им срока исковой давности. «Так, неисправность обнаружена 27 мая 2017 г., таким образом, поскольку исковое заявление подано в суд 31 августа 2018 г., то есть за пределами срока исковой давности, заявленные в настоящем деле исковые требования удовлетворению не подлежат», – отметил суд.

В дальнейшем апелляция оставила решение первой инстанции в силе. При этом апелляционный суд сослался на ненадлежащее исполнение истцом своих процессуальных обязанностей, послужившее основанием для возврата первоначального искового заявления. «Таким образом, фактически истец использовал правовые механизмы, закрепленные в п. 7 ч. 1 ст. 148 и ст. 204 АПК РФ для искусственного увеличения срока для обращения с иском в суд, то есть злоупотреблял своими процессуальными правами», – отметил суд

ВС пояснил, какой документ определяет причины возникновения дефектов ремонтных работ вагонов

Впоследствии истец направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, ссылаясь на неверное толкование двумя инстанциями сроков исковой давности.

Изучив материалы дела № А40-206612/2018, высшая судебная инстанция напомнила, что срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством выполненной по договору подряда работы, является специальным по отношению к ст. 200 ГК РФ и составляет один год. Если же подрядным договором установлен гарантийный срок и заявление по поводу недостатков результата работы подано в его пределах, течение срока исковой давности начинается со дня подачи заявления о недостатках (Обзоры судебной практики ВС РФ № 2 за 2016 г. и № 2 за 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

«Практика взаимоотношений сторон при расследовании причин отцепки грузового вагона и ведении рекламационной работы описана в соответствующем Регламенте перевозчика, из которого следует, что между участниками отношений в сфере железнодорожного транспорта существует четкая схема взаимодействия. В процесс отслеживания работоспособности железнодорожных вагонов и выхода их из строя в пути следования вовлечены все заинтересованные в этом лица: собственник вагона; лицо, производившее деповской ремонт; поставщик определенной части (узла, детали); завод-изготовитель вагона; соответствующие подразделения перевозчика, производящие отцепочный ремонт и осуществляющие рекламационную работу; организации, осуществляющие отцепочный ремонт. Расследование причин отцепок и составление акта-рекламации вагонным эксплуатационным депо осуществляются комиссионным составом. Эксплуатационное вагонное депо в суточный срок с момента отцепки вагона информирует владельца вагона, а также причастные вагоноремонтные организации о случае отцепки», – отмечено в определении Суда.

Как подчеркнул ВС, итоговым документом, определяющим причины возникновения дефектов, а также предприятие, виновное в возникновении данных дефектов, является акт-рекламация формы ВУ-41М. Исходя из материалов дела, такой акт был составлен, и ответчик уведомлялся о произведенном ремонте по форме ВУ-36М.

«В рассматриваемом случае факт ненадлежащего выполнения работ по договору был выявлен в процессе перевозки. В акте-рекламации отражено, что неисправность вагона возникла вследствие некачественных работ по плановому ремонту, виновным в неисправностях признано подразделение общества «РЖД». Исходя из системного толкования норм, регулирующих процесс отправки вагонов в отцепочный ремонт, и специфики взаимоотношений сторон, в качестве заявления о недостатках, применительно к правилам ст. 725 ГК РФ, с момента совершения которого следует исчислять годичный срок исковой давности, следует рассматривать составление акта-рекламации формы ВУ-41М. Акт-рекламация в настоящем случае был составлен 8 июня 2017 г. и, следовательно, годичный срок исковой давности истекал 8 июня 2018 г.», – указал Суд.

Суд также разъяснил течение срока исковой давности и отправил дело на новое рассмотрение

Отметив, что истец обратился в суд 7 июня 2018 г., высшая судебная инстанция пояснила, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (п. 3 ст. 202 ГК РФ, п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока – на 6 месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

В рамках рассматриваемого дела ответчик получил претензию от своего контрагента 20 апреля 2018 г. Установленный договором срок ответа на претензию составлял 30 календарных дней с даты ее получения. «Ответ на претензию истца датирован 15 мая и получен истцом 24 мая. Следовательно, в период проведения процедуры досудебного урегулирования спора течение исковой давности по настоящему требованию приостановилось, и указанный период времени не должен засчитываться в срок исковой давности по делу. При изложенных обстоятельствах истец, прибегнув к несудебной процедуре урегулирования спора и затем обратившись в суд с иском 7 июня 2018 г., срок давности не пропустил. В силу п. 1 ст. 204 ГК РФ срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права», – отмечено в определении.

Срок исковой давности, как подчеркнул Верховный Суд, не течет с момента обращения за судебной защитой, если такое заявление было принято к производству. При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым осуществление судебной защиты права прекращено (п. 2 ст. 204 ГК РФ).

Как пояснил Суд, иск, который в связи с устранением обстоятельств, послуживших основанием для оставления его без движения, считается поданным в дату первоначального поступления, был принят судом к производству. Следовательно, с даты поступления иска в суд и до вынесения судом определения от 30 августа 2018 г. об оставлении иска без рассмотрения срок исковой давности не тек, но продолжался уже после указанной даты. «Вместе с тем 31 августа 2018 г. истец повторно направил в суд исковое заявление, которое принято судом к рассмотрению. При изложенных обстоятельствах выводы судов относительно пропуска истцом срока исковой давности нельзя признать обоснованными», – отметил Суд.

В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили выводы Суда

Руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктор Спесивов считает, что Верховный Суд при рассмотрении настоящего спора очень глубоко погрузился в процессуальные тонкости. «Очевидно, что судебная коллегия ВС РФ выбрала это дело как знаковое для демонстрации всем нижестоящим судам, как нужно работать со сроком исковой давности. Верховный Суд справедливо обратил внимание на то, что при приостановлении срока исковой давности, если до его окончания оставалось менее 6 месяцев (допустим, полмесяца, как в рассматриваемом деле), при возобновлении срок исковой давности удлиняется до 6 месяцев. Именно об этом забыли суды нижестоящих инстанций. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности, течение ее срока продолжается», – отметил он.

По словам эксперта, остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее 6 месяцев, удлиняется до 6 месяцев, а если срок исковой давности равен 6 месяцам (или менее его) – до срока исковой давности. «Хочется надеяться, что вынесенное определение станет часто цитируемым судами нижестоящих инстанций при разрешении споров о пропуске и приостановлении срока исковой давности в будущем», – резюмировал Виктор Спесивов.

В то же время адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова считает, что определение нельзя назвать революционным, поскольку позиция по вопросу о приостановлении срока исковой давности на период соблюдения претензионного порядка урегулирования спора ранее уже высказывалась высшей судебной инстанцией (Определение ВС РФ № 301-ЭС16-537 от 6 июня 2016 г.). «Это же касается и «нетечения» срока исковой давности на период осуществления судебной защиты нарушенного права (см., например, Определение ВС РФ от 15 апреля 2014 г. № 9-КГ13-14)», – добавила эксперт.

По словам адвоката, в рассматриваемом деле вторая инстанция усмотрела в действиях истца злоупотребление процессуальными правами. «Апелляционный суд расширительно истолковал положения п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 43 и посчитал, что правила п. 1 ст. 204 ГК РФ в рассматриваемом случае не применяются так же, как если бы они не применялись при отказе в принятии заявления или его возврате», – отметила Алина Емельянова.

Эксперт полагает, что ВС, ограничившись формальным напоминанием судам правил истечения сроков исковой давности, обошел вниманием наиболее интересный вопрос о возможности расширительного толкования положений п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 43 при установлении признаков злоупотребления заявителем процессуальными правами. «Таким образом, определение Суда может способствовать недобросовестному поведению заявителей, направленному на искусственное увеличение срока исковой давности», – подытожила адвокат.

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная горячая линия юридической помощи

  • Энциклопедия ипотеки
  • Кодексы
  • Законы
  • Формы документов
  • Бесплатная консультация
  • Правовая энциклопедия
  • Новости
  • О проекте
Читать еще:  Исковое заявление об устранении кадастровой ошибки образец
Бесплатная консультация
Навигация
Федеральное законодательство
  • Конституция
  • Кодексы
  • Законы

Действия

  • Главная
  • «ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)» от 30.11.94 N 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013 с изменениями, вступившими в силу с 14.11.2013)

Статья 200. Начало течения срока исковой давности

1. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

2. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства.

3. По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

ВС указал на особенности исчисления срока исковой давности для госорганов

25 декабря 2019 г. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда рассмотрела вопрос о том, с какого дня начинает течь срок исковой давности для государственных органов (Определение № 305-ЭС19-18665 по делу № А40-116882/2017).

Правительство Москвы «узнало» о нарушении своего права через 10 лет

В марте 2007 г. по договорам аренды Департамент городского имущества г. Москвы предоставил ООО «Деловой центр «Дмитровский»» два земельных участка. Одно соглашение было заключено на 49 лет для эксплуатации офисного здания, второе – на срок чуть более 4-х лет 11 месяцев для обслуживания этого здания.

В договорах было указано, что на данных участках имеются шестиэтажное офисное здание и одноэтажное временное подсобное сооружение. В ходе проведения в 2017 г. обследования земельного участка Госинспекция по недвижимости г. Москвы выявила, что общество достроило еще два этажа и пристройку к зданию, в результате чего на двух смежных арендованных участках появилось восьмиэтажное нежилое офисное здание, собственником которого является арендатор (акт госинспекции от 10 июля 2017 г.).

Отметим, что при этом право собственности на здание в нынешнем его виде было зарегистрировано за ООО «Деловой центр «Дмитровский»» еще в мае 2007 г.

Поскольку земельные участки для целей строительства (реконструкции) надстройки двух этажей и пристройки к зданию не предоставлялись и разрешение на производство строительных работ не выдавалось, Правительство Москвы и департамент в июне 2017 г., еще до оформления акта госинспекции по недвижимости, обратились в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании самовольной постройкой части здания, возведенной арендатором без получения необходимых документов.

АС г. Москвы поддержал арендатора, но в апелляции и кассации решение не устояло

Первая инстанция пришла к выводу, что спорное здание по смыслу ст. 222 ГК не может расцениваться как самовольная постройка, поскольку не является вновь возведенным объектом недвижимости и при этом его реконструкция затронула только внутреннюю часть, а внешние границы здания не изменились.

Кроме того, суд счел обоснованным заявление ответчика о пропуске срока исковой давности, указав, что, поскольку истцы являются государственными органами, они должны были узнать о нарушении своих прав не позднее момента осуществления технического учета объекта и государственной регистрации права собственности в существовавшем ранее Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

Апелляционная инстанция позицию Арбитражного суда г. Москвы не поддержала. Установив, что надстройка двух этажей и пристройка к зданию возведены без согласия уполномоченных органов, а также без разрешения на строительство и ввода в эксплуатацию, суд постановил, что постройки являются самовольными.

Отклоняя довод ответчика о пропуске истцами срока исковой давности, апелляция сослалась на п. 57 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». По мнению Девятого арбитражного апелляционного суда, Правительство Москвы и департамент узнали о нарушении своего права лишь из акта госинспекции по недвижимости от 10 июля 2017 г., а значит, срок исковой давности не пропущен. Арбитражный суд Московского округа согласился с выводами второй инстанции.

ВС поддержал выводы первой инстанции

По жалобе ответчика законность постановлений апелляции и первой кассации проверила Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда.

ВС напомнил, что согласно п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. При этом в силу п. 1 ст. 125 ГК от имени субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции.

Далее судебная коллегия отметила, что согласно ст. 11 и 13 Закона г. Москвы о Правительстве Москвы последнее в пределах своих полномочий осуществляет регулирование градостроительной деятельности, контроль за использованием и охраной земель и других объектов недвижимости на территории Москвы, а также управление в области земельных отношений. Исходя из ч. 3 ст. 9 названного закона, Правительство Москвы осуществляет свои полномочия непосредственно или через подведомственные ему органы исполнительной власти.

Как указано в определении, распоряжениями мэра Москвы в 1993 и 1998 гг. полномочия по выдаче разрешений на строительство капитальных объектов и контролю соответствия возводимых строений нормативно-технической и проектной документации были возложены на инспекцию государственного архитектурно-строительного надзора Москвы. Впоследствии постановлением Правительства Москвы в качестве регионального органа исполнительной власти и правопреемника указанной инспекции создан подведомственный ему Мосгосстройнадзор.

«Истцами по делу выступают органы исполнительной власти, на которые в силу закона возложены обязанности по контролю за соответствием строительства требованиям, установленным в разрешении, и которые для надлежащего осуществления этих обязанностей наделены различными контрольными полномочиями, в связи с чем имеют возможность получать сведения о государственном техническом учете и государственной регистрации прав на спорный объект», – подчеркнула Экономколлегия.

Суд заметил, что право собственности на спорное здание в нынешнем его виде было зарегистрировано в мае 2007 г., для государственной регистрации был представлен технический паспорт, в котором содержалось описание объекта, в том числе спорных конструкций, с приложением поэтажных планов. Соответственно, истцы в данном случае должны были узнать о спорном строении не позднее момента осуществления технического учета объекта и государственной регистрации права собственности, подытожил ВС.

Судебная коллегия также обратила внимание на то, что, как было установлено судом первой инстанции, органы государственной власти задолго до проведения в 2017 г. проверки спорного объекта и подтверждения госинспекцией по недвижимости факта самовольного строительства должны были узнать о нарушении своего права.

Так, в ноябре 2007 г. Мосгосстройнадзор, являющийся, как уже было указано, органом исполнительной власти по государственному строительному надзору, составил акт проверки спорного объекта капитального строительства. В октябре 2013 г. департамент городского имущества направил обществу письмо, из содержания которого было ясно, что госорган знает о произведенных арендатором изменениях в здании. Кроме того, в январе 2014 г. Госинспекция по недвижимости г. Москвы привлекла общество к административной ответственности из-за незаконного, по ее мнению, возведения спорных построек.

Как указано в определении ВС, Правительство Москвы и департамент могли узнать о нарушении своих прав в рамках реализации предоставленных им полномочий путем межведомственного взаимодействия ранее 2014 г., что было отмечено судом первой инстанции. Поскольку истцы обратились в суд только 28 июля 2017 г., судебная коллегия пришла к выводу, что вывод первой инстанции о пропуске срока исковой давности верен (при этом в определении о принятии искового заявления к производству от 3 июля 2017 г. указано, что иск датирован 26 июня 2017 г. – прим. ред.).

Дополнительно ВС подчеркнул, что вывод суда первой инстанции согласуется с правовой позицией, изложенной в ряде постановлений Президиума ВАС и в одном из определений Верховного Суда, в которых дано толкование ст. 200 ГК в части начала течения срока исковой давности при наличии контрольных функций, возложенных на органы государственной власти г. Москвы. При этом истечение срока исковой давности по заявленному требованию в соответствии с п. 2 ст. 199 ГК является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, подчеркнула Экономколлегия.

На этом основании Верховный Суд отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций и оставил в силе решение Арбитражного суда г. Москвы.

Адвокаты назвали дополнительные доводы в пользу подхода ВС

Адвокат АБ «Линия права» Кирилл Коршунов обратил внимание на тот факт, что апелляционный суд и суд округа сконцентрировались лишь на одном из моментов начала течения срока исковой давности – со дня, когда лицо узнало о нарушении своего права, в то время как в ГК фигурирует еще один – со дня, когда лицо должно было узнать о нарушении своего права. «На мой взгляд, этот второй момент более важен, особенно в случае исчисления срока исковой давности для государственного органа, поскольку к нему применяется повышенный стандарт осведомленности», – пояснил он.

По мнению эксперта, если компетентный орган выявляет самовольную постройку через десять лет, несмотря на имеющиеся у него контрольные полномочия, то только он и должен нести вытекающие из длительного бездействия правовые риски. «Представляется, что такой вывод следует из ряда позиций Конституционного Суда, выраженных им в постановлениях № 16-П от 22 июля 2017 г., № 11-П от 24 июня 2009 г., № 3-П от 15 февраля 2016 г.», – добавил адвокат.

«Применительно к делам о сносе самовольных построек истцу достаточно всего лишь заявить, что ответчик не получал разрешение на строительство. Ответчик, чтобы опровергнуть этот довод, должен предоставить нужное разрешение, что крайне затруднительно сделать по истечении длительного времени. Получается, что из-за нерасторопности истца ответчик, который, может быть, прав по сути, проиграет спор. Справедливость подсказывает, что так быть не должно», – заключил Кирилл Коршунов.

Адвокат АП Омской области, член Совета молодых адвокатов Омской области Дарья Земляницина также согласилась с выводами судебной коллегии. Она обратила внимание на то, что Правительство Москвы задолго до обращения в суд знало о нарушении своих прав, поскольку через свои подведомственные органы предпринимало меры для их восстановления путем привлечения ответчика к административной ответственности за проведение работ по реконструкции объекта без разрешения на строительство.

«Органы власти обладают широким спектром полномочий и контрольных функций, имеют возможность получать все необходимые им сведения, специально для повышения эффективности их работы была создана система межведомственного взаимодействия. Тот факт, что причиной пропуска срока исковой давности послужили «разрастание» органов исполнительной власти, «неповоротливость» системы, невыполнение органами своих обязанностей или вовсе игнорирование нарушения прав региона, не может являться обоснованием для несвоевременного обращения за защитой в суд», – подчеркнула Дарья Земляницина.

По словам адвоката, принятие судом подобных «оправданий» приведет к злоупотреблению правами со стороны государственных органов и предоставит им необоснованные преимущества. «Истец утверждает, что ему стало известно о нарушении своего права только из акта госинспекции от 10 июля 2017 г., но с исковым заявлением он обратился 26 июня 2017 г., то есть за две недели до вынесения акта. Конечно, в судебных актах могла быть допущена опечатка в дате или иная неточность, но формально Правительство Москвы узнало о нарушении своего права еще до получения акта, что дополнительно подтверждает позицию суда», – добавила Дарья Земляницина.

Читать еще:  Исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения образец

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев, согласившись с выводами Экономколлегии, в то же время отметил, что дело содержит в себе больше вопросов, чем ответов. «Так, судом было установлено, что сведения о спорном объекте были предоставлены обществом в апреле 2007 г. с приложением поэтажных планов; сразу возникает вопрос, почему при осуществлении технического учета объекта и его государственной регистрации со стороны регистрирующего органа не последовало никакой реакции?» – указал адвокат. Более того, государственные органы Москвы не предприняли никаких мер и после привлечения арендатора к административной ответственности, добавил он.

«Считаю, что за такое большое время у истцов была возможность узнать о сложившейся ситуации в рамках межведомственного взаимодействия и обратиться в суд в установленные законом сроки», – заключил Константин Евтеев.

Согласно ст. 195 Гражданского кодекса РФ (часть первая) исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. Например, в соответствии со ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 30.11.2011 супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки. Согласно п. 7 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности. Согласно п. 2 ст. 107 Семейного кодекса РФ алименты присуждаются с момента обращения в суд. Алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд, если судом установлено, что до обращения в суд принимались меры к получению средств на содержание, но алименты не были получены вследствие уклонения лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты.

Согласно п. 3 ст. 797 Гражданского кодекса РФ (часть вторая) срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.

В соответствии со ст. 725 Гражданского кодекса РФ (часть вторая) срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год.

Статьей 392 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. В п. 56 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 № 2 (в ред. Постановления Пленума Верховного суда РФ РФ от 28.12.2006 № 63) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» подчеркивается, что при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной ему заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования. В этом случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм сохраняется в течение всего периода действия трудового договора. Но если трудовой договор прекращен, прошел срок в три месяца, оговоренный ст. 392 ТК РФ, то работнику могут отказать в иске в связи с пропуском срока исковой давности.

В соответствии со ст. 181 Гражданского кодекса РФ (часть первая) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон.

Требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.

По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Течение срока исковой давности приостанавливается:

1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

2) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

3) в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение;

5) если стороны отношений заключили соглашение о проведении процедуры медиации в соответствии с Федеральным законом «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев – в течение срока давности.

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев — до срока давности.

Перерыв течения срока исковой давности

Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается в общем порядке.

Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения; время, в течение которого давность была приостановлена, не засчитывается в срок исковой давности. При этом если остающаяся часть срока менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев.

Восстановление срока исковой давности

В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.

Должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).

В соответствии со ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 30.11.2011) исковая давность не распространяется на:

требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;

требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов;

требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска;

требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения

Материал подготовлен с использованием СПС «Консультант плюс»

Поделитесь ссылкой с друзьями!

Создано 26.12.2011 15:57
Обновлено 26.12.2011 15:58

Течение срока исковой давности начинается со дня

Проблемные вопросы, связанные с исчислением сроков исковой давности, могут коснуться любого практикующего юриста, ведь защита интересов в суде, будь то предъявление искового заявления или подготовка позиции на стороне ответчика, всегда начинается именно с определения такого срока. Ошибка в расчетах порой может оказаться фатальной — даже один упущенный день способен кардинально решить судьбу иска.

В главах 11 и 12 ГК РФ содержатся нормы об исчислении сроков исковой давности, на первый взгляд не вызывающие сложностей в их толковании. Однако практика показывает, что имеют место спорные ситуации, разрешать которые стороны вынуждены через все стадии обжалования. Давайте рассмотрим наиболее интересные из них.

ОКОНЧАНИЕ СРОКА, ИСЧИСЛЯЕМОГО ГОДАМИ, ДОЛЖНО ПРИХОДИТЬСЯ НА ТОТ ЖЕ КАЛЕНДАРНЫЙ ДЕНЬ, ЧТО И ЕГО НАЧАЛО

Одним из самых наболевших является вопрос об истечении годичного срока исковой давности.

Например, если срок, исчисляемый годами, начал течь 31 декабря, то на какой день приходится его окончание? На 31-е или 30 декабря последнего года?

В недавнем определении от 22.11.2016 № 1-КГ16-21 Верховный суд РФ указал на первый из предложенных вариантов, направив на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело по иску о взыскании задолженности по договорам займа. Суть дела состояла в следующем.

31.12.2014 истец обратился с требованием о взыскании денежных средств, которые, согласно условиям договоров, были переданы ответчику на срок до 31.12.2011. Судом первой инстанции иск был частично удовлетворен, а заявление ответчика о пропуске срока исковой давности признано необоснованным. Однако при апелляционном рассмотрении судебная коллегия, напротив, пришла к выводу, что срок исковой давности пропущен, и отказала во взыскании.

Отменяя решение городского суда, апелляция указала, что последним днем исполнения обязательств по договорам займа является 30.12.2011, а значит, трехгодичный срок исковой давности истек 30.12.2014. Примечательно, что аналогично вышестоящему суду апелляция определила дату начала срока — 31.12.2014, при этом сделав вывод, что трехлетний срок оканчивается в последний день «течения трехгодичного срока», которым является 30 декабря 2014 года.

Читать еще:  Письменный отзыв на исковое заявление образец

Верховный суд согласился с апелляционной инстанцией в части определения срока исполнения обязательства. Но на исчисление срока исковой давности Верховный суд взглянул иначе, мотивировав это следующим образом.

В силу п. 1 ст. 192 Гражданского кодекса Российской Федерации срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока.

Если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено до двадцати четырех часов последнего дня срока (п. 1 ст. 194 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из приведенных правовых норм следует, что срок исковой давности по обязательствам с определенным сроком исполнения начинает течь со дня, следующего за последним днем срока исполнения такого обязательства.

То есть в рассматриваемом случае истец обратился с исковым заявлением в последний день допустимого срока. (определении от 22.11.2016 № 1-КГ16-21).

Следует отметить, что мотивировка Верховного суда не устраняет сомнений в правильности как первого, так и второго подхода к исчислению сроков ввиду достаточно скромного разъяснения выводов.

Однако в позиции Верховного суда, безусловно, усматривается рациональное зерно. Обратимся к положениям Гражданского кодекса РФ.

Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. (ст. 191 ГК РФ).

Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Статья 200 ГК РФ устанавливает событие, с которым закон связывает начало течения срока исковой давности. В этой связи не совсем справедливым было бы исключение из срока дня, когда лицу стало известно об ущемлении его прав. Таким образом, если срок исковой давности начал течь 31 декабря 2011 года, то и закончиться он должен 31 декабря — в соответствующий, то есть тот же календарный день последнего года.

Верховный суд в своем определении пришел к выводу, что соответствующий день — это число, с которого началось течение срока, что действительно следует из буквального смысла статьи.

Аналогичного толкования ст. 192 ГК РФ еще в 2011 году придерживался Е. А. Суханов: «срок, исчисляемый годами, истекает в последнем году срока в тот же по названию месяц и в тот же по числу день, которыми определено его начало (т. е. трехгодичный срок, течение которого началось 1 июня 2001 г., истек 1 июня 2004 г., а не днем раньше)» 1 .

ВЫРАЖЕНИЕ «СООТВЕТСТВУЮЩИЙ ДЕНЬ» НЕОДИНАКОВО ТОЛКУЕТСЯ НА ПРАКТИКЕ

Интересным представляется вопрос, какой день являлся бы «соответствующим» в случае, когда срок исковой давности начал течь 29 февраля, если 29-го числа в феврале последнего года срока не окажется.

С одной стороны, можно применить ст. 193 ГК РФ, в соответствии с которой при окончании срока в нерабочий день последний день срока переносится на следующий за ним ближайший рабочий день. Руководствуясь изложенной логикой, в отсутствие соответствующего числа срок считался бы оконченным 1 марта.

С другой стороны, видится разумным применение п. 3 ст. 192 ГК РФ, согласно абз. 3 которого срок, исчисляемый месяцами, оканчивается в последний день месяца, если в месяце нет соответствующего числа. Применяя указанный подход, последним днем срока следовало бы признать 28 февраля. К слову, в названном абз. 3 п. 3 ст. 192 ГК РФ формулировка «соответствующий день» используется именно в том значении, которое применено ВС РФ в упомянутом определении от 22.11.2016 № 1-КГ16-21.

Неоднозначная формулировка «соответствующий день» имеет место не только в российском праве. Так, Л. Эннекцерус об исчислении сроков в германском праве пишет, что срок, определяемый месяцами или неделями, оканчивается в соответствующий день месяца или недели. То же правило применяется к срокам, исчисляемым годами 2 . При этом относительно месячного срока разъяснено, что в случае его начала 31 января он оканчивается 28 февраля, а в високосный год — 29 февраля (аналогично п. 3 ст. 192 ГК РФ). Представляется, что указанное разъяснение следует применять и к годичным срокам.

Любопытно, что вышеизложенное толкование идет вразрез с наиболее часто встречающейся судебной практикой. Например, в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 01.07.2015 № Ф06-24750/2015 содержится вывод о том, что трехлетний срок исковой давности, начавший течь 27.07.2011, заканчивается 26.07.2014. Однако истцу, который обратился с исковым заявлением 27.07.2014, повезло, поскольку 26-е и 27 июля указанного года оказались выходными днями, а значит, последним днем срока считался первый рабочий день — 28.07.2014. Таким образом, истец права на защиту не лишился.

Омский областной суд в апелляционном определении от 05.05.2016 по делу № 33–3967/2016 также указал, что, поскольку течение срока исковой давности начинается 02.12.2014, последним днем годичного срока исковой давности будет являться 01.12.2015 до полуночи, так же как последним днем календарного года, начинающегося 1 января, является 31 декабря до полуночи.

Подобный подход к исчислению срока аналогичен применяемому для процессуальных сроков.

При этом Высший арбитражный суд РФ применял указанное правило расчета в том числе к сроку исковой давности (определение от 21.05.2014 № ВАС-11556/13).

Интересно заметить, что при различных подходах к исчислению срока исковой давности и процессуального срока в судебной практике формулировки положений об их начале (ч. 4 ст. 113 АПК РФ и ст. 191 ГК РФ) и окончании (ч. 1 ст. 114 АПК РФ и п. 1 ст. 192 ГК РФ) абсолютно идентичны. И по АПК РФ, и по ГК РФ срок, исчисляемый годами, оканчивается в соответствующий день последнего года, тем не менее толкуется указанная формулировка по-разному.

Вероятно, суды и дальше будут расходиться во мнениях относительно подсчета сроков, однако ВС РФ определил, что расчет окончания срока исковой давности не совпадает с расчетом срока процессуального 3 .

ЕСЛИ СРОК ОБОЗНАЧЕН ФРАЗОЙ «ДО 31 ДЕКАБРЯ», ТО ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ СРОКА — 30 ДЕКАБРЯ

Еще один дискуссионный вопрос, который был затронут в упомянутом определении Верховного суда РФ от 22.11.2016 № 1-КГ16-21, заключается в определении окончания срока, обозначенного фразой «до такого-то числа».

Указанная проблема исчисления срока разрешается судами без какой-либо логики. Так, даже один и тот же суд зачастую формулирует в судебном акте полярно противоположные выводы.

В рассматриваемом определении № 1-КГ16-21 Верховный суд пришел к выводу, что последним днем исполнения по договору займа является 30 декабря, поскольку условия договора следует толковать буквально, а фраза «до 31 декабря» означает, что 31 декабря стороны договора в срок не включили.

При этом суд указал, что при рассмотрении дела нижестоящим судам следовало выяснить действительную волю сторон на установление того или иного срока с учетом конкретных обстоятельств дела, поскольку избранная формулировка также может означать, что 31 декабря в срок все-таки включается.

Таким образом, вопрос об окончании срока должен разрешаться в каждом случае индивидуально и в основу решения об исчислении срока должно быть положено всестороннее исследование взаимоотношений сторон.

Аналогичный подход иллюстрирует постановление Президиума ВАС РФ от 14.01.2003 по делу № А41-К1-8587/02, в котором указано, что если договор аренды недвижимого имущества был заключен на срок с одного числа месяца текущего года до предшествующего числа этого месяца следующего года, а стороны договора не обращались в соответствующий орган за государственной регистрацией договора, то такой договор аренды считается заключенным на срок менее года, поскольку в данном случае стороны считали его таковым. Действительно, кому, как не свободным в определении условий сделки сторонам, принимать решение о том, что они имели в виду при ее заключении.

Примечательно, что 15.09.2016 Верховный суд РФ вынес определение № 307-ЭС16-12357, в котором, напротив, пришел к выводу, что последним днем оплаты является 25-е число при указании в договоре срока «до 25 числа» каждого месяца. Неустойка за просроченную оплату была начислена с 26-го числа, а суд, не расписывая подробно мотивировку, сослался на ту же ст. 431 ГК РФ.

А всего за год до упомянутого выше постановления ВАС РФ в информационном письме от 11.01.2002 № 66 Президиум ВАС тоже приравнял срок действия договора аренды в подобном случае к году.

Комментируя этот документ, А. М. Эрделевский пишет, что вывод суда о годичном сроке аренды является правильным.

При этом автор, обосновывая свою позицию, указывает, что если бы договор был заключен, например, сроком на один год с указанием в качестве даты начала его течения 01.06.2000, то в этом случае годичный срок начал бы течь на следующий день после этой даты, то есть 02.06.2000, и истекал бы в соответствующие дату начала месяца и число последнего года срока, то есть 01.06.2001 4 .

Таким образом, А. М. Эрделевским одновременно затронута и проблема толкования «соответствующего» дня, решение которой автор находит с учетом подхода к расчету сроков процессуальных.

Рассматриваемая проблема разрешена лишь в Федеральном законе от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»: срок оканчивается в день, непосредственно предшествующий указанной в исполнительном документе дате, если исполнительным документом предписано совершить определенные действия до этой даты (п. 1 ч. 5 ст. 16).

Таким образом, именно исключающие двойное толкование формулировки закона могли бы устранить неясность, царящую в судебной практике по этому вопросу.

Если подходить к поиску ответа с точки зрения смыслового значения, то невключение в срок числа, перед которым стоит предлог «до», является правильным. Этот предлог употребляется для указания на расстояние или время, отделяющее одно место, событие, лицо от другого 5 .

Однако на практике бывают случаи, когда при подобном условии в договоре оплата все-таки производится именно в ту дату, до которой согласован платеж, и получатель платежа не предъявляет претензий, связанных с нарушением срока оплаты. При указанном условии правильным представляется вывод о согласовании сторонами условия о включении последнего дня в срок, поскольку это следует из их поведения.

Когда же из условий договора или поведения сторон такой вывод сделать невозможно, вполне обоснованным видится применение ст. 431 ГК РФ и невключение последнего дня в срок.

По итогам анализа рассмотренной судебной практики можно заключить, что в случае возникновения неоднозначной ситуации в определении сроков в суде порой непросто доказать свою точку зрения. Будем надеяться, что ноябрьское определение ВС РФ, которое содержит вполне разумные выводы относительно дискуссионных вопросов исчисления сроков, разрешать которые судебной практике ранее удавалось с большим трудом, внесет в нее определенность.

В любом случае во избежание рисков возникновения подобных споров не следует откладывать предъявление искового заявления на последний день, а при заключении договора лучше всего четко определить последний день исполнения обязательства и исключить неясность формулировок.

1 Российское гражданское право: Учебник в 2 т.: Т. 1 / Отв. ред. Е. А. Суханов. М.: Статут, 2011. С. 230.

2 Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права / Под ред. Д. М. Генкина и И. Б. Новицкого. М.: Изд-во иностранной литературы, 1950. Т. 1. Полутом 2. С. 374.

4 Эрделевский А. М. Комментарий к Обзору практики разрешения споров, связанных с арендой (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66) // СПС «КонсультантПлюс».

5 Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector