Bankrot-help.ru

Консультация Юристов
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Банкротство юридического лица

Банкротство юридического лица

Банкротство – процедура, которая проводится, когда имущества и всех активов предприятия (юридического лица) не хватает, чтобы удовлетворить требования кредиторов. Для её начала не имеет значения, перед кем возникла задолженность – банком, сотрудниками, клиентами, партнёрами – юридическими лицами, или же перед госорганами. В любом случае именно в судебном порядке признаётся, что юрлицо – банкрот, то есть не может выполнить все текущие обязательства дольше 3 месяцев, а задолженность (свыше всех активов) превышает 100 тыс. руб. При этом появляются условия, которые обозначает суд, – например, ответственность руководителей юрлица в сложившейся ситуации.

  1. Заявление о банкротстве юридического лица
  2. Несостоятельность (банкротство) юридических лиц
  3. Понятие банкротства юридических лиц
  4. Процедура банкротство юридических лиц
  5. Стадии банкротства юридического лица
  6. Признаки (основания) банкротства
  7. Правовые последствия несостоятельности (банкротства) юридического лица
  8. Банкротство юридических лиц для должника
  9. Нюансы признания банкротом
  10. Виды банкротства.
  11. Что представляет собой риск банкротства?
  12. Права кредиторов при банкротстве предприятия.
  13. Инициаторы банкротства.

Порядок составления заявление по банкротству

Заявление о признании финансовой несостоятельности организации должно составляться по определенным правилам, в частности, оно должно содержать:

  • название судебного органа, где будут рассматривать дело;
  • реквизиты компании- банкрота;
  • сведения о кредиторах должника;
  • требования, которые выдвигаются должнику от его кредиторов;
  • размер самого долга;
  • информацию о конкурсном управляющем;
  • список документов;
  • номер дела о несостоятельности компании;
  • подпись должнику и дату.

Вам может быть интересно:

Финансовая сфера

  • Журнал
  • Конференции
  • FINAWARD
  • Новости
  • Аналитика
  • Практика
  • Мероприятия отрасли
  • Соцпрограммы
  • Персоны
  • Рейтинги
  • Разговоры

  • Номера
  • Подписка

При отмене решения о признании должника банкротом юридические последствия в виде восстановления статуса должника и его руководителей не сопровождаются восстановлением его экономического состояния, поскольку к этому моменту, как правило, персонал должника уволен, конкурсный управляющий заявил отказ от исполнения договоров и, возможно, уже реализована часть имущества и активов должника. Таким образом, отмена решения о признании должника банкротом, действие правовое по своей сути, экономически оказывается бессмысленным и лишь продляет агонию должника, затягивает и без того жалкие расчеты с кредиторами. Возникают вопросы: как, чем и когда нужно купировать такие риски? Найдем ответы на конкретном примере из практики

Партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», руководитель практики

Порочная практика «заднего числа»

Итак, 16.02.2017 банк разместил на Едином федеральном реестра сообщений о банкротстве (ЕФРБ) сообщение о намерении кредитора подать заявление о банкротстве должника. Единственным участником должника 03.03.2017 принято решение о проведении процедуры добровольной ликвидации. Через три дня, 06.03.2017, банк обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Определением Арбитражного суда от 14.03.2017 по заявлению банка возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) должника.

Запись в ЕГРЮЛ о начале ликвидации должника была внесена только 19.04.2017, а сообщение о начале ликвидации в «Вестнике государственной регистрации» было опубликовано лишь 03.05.2017. 02.05.2017 на ЕФРСБ нотариусом размещено сообщение о намерении должника подать заявление о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 62 ГК РФ, учредители (участники) юридического лица, принявшие решение о его ликвидации, в течение трех рабочих дней после даты принятия данного решения обязаны сообщить в письменной форме об этом в уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, для внесения в ЕГРЮЛ записи о нахождении юридического лица в процессе ликвидации, а также опубликовать сведения о принятии данного решения в порядке, установленном законом.

Если мы внимательно посмотрим на даты, то станет понятно, что, скорее всего, решение о ликвидации было принято задним числом. Это было сделано с целью избежать процедуры наблюдения, проведения анализа финансового состояния должника и утверждения конкурсного управляющего из числа лиц, предложенных собранием кредиторов должника.

Сложившаяся судебная практика при принятии собственниками решения о ликвидации после возбуждения дела о банкротстве должника однозначно подтверждает применение судами в такой ситуации упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника. При этом при утверждении конкурсного управляющего безусловный приоритет имеет кандидатура управляющего (или СРО), предложенная кредитором-заявителем.

Крутой поворот

В нашей ситуации 18.05.2017 решением единственного участника должника было отменено принятое ранее решение от 03.03.2017 о добровольной ликвидации общества, запись в ЕГРЮЛ внесена не была, сообщение об отмене решения о добровольной ликвидации в официальном источнике не публиковалось.

Столь радикальное изменение позиции единственного участника можно объяснить только необходимостью выиграть время до прекращения полномочий руководства должника. Это может быть связано, например, с необходимостью завершения сделок по выводу наиболее ценных активов должника, сокрытию документов, легального выезда для укрытия за границей. Или, что также не следует исключать, появившейся перспективой найти компромисс с кредиторами.

Арбитражный суд первой инстанции и апелляционный суд оценили подобные действия собственника должника как злоупотребление правом. Действия участников должника по намеренному манипулированию своим юридическим статусом были признаны недобросовестными не только по причине явной направленности против прав кредиторов, но и по причине того, что, приняв решение, они никак не пытались его реализовать — не публиковали сведения об отмене ликвидации в «Вестнике государственной регистрации», не уведомляли кредиторов, не обжаловали отказ ФНС во внесении записи в ЕГРЮЛ об отмене ликвидации, продолжили увольнение работников после решения об отмене ликвидации. Все это указывает на отсутствие реального намерения возобновить хозяйственную деятельность должника.

Когда в судах согласья нет

Решением Арбитражного суда 29.06.2017 в отношении должника введено конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника, которое было оставлено в силе Постановлением соответствующего арбитражного апелляционного суда. Суды признали решение единственного участника должника об отмене процедуры ликвидации злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ), с чем не согласился суд кассационной инстанции.

Постановлением Арбитражного суда округа 20.12.2017 решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение. При этом кассационный суд не поставил под сомнение выводы судов первой и апелляционной инстанции о недостаточности у должника имущества на момент принятия решения о банкротстве и о наличии признаков банкротстве. Доводы конкурсного управляющего о том, что с учетом отсутствия хозяйственной деятельности в процедуре банкротства экономическое состояние должника только ухудшилось и что ликвидационные мероприятия в процедуре конкурсного производства носят необратимый характер (проведено увольнение персонала, проводятся торги имуществом должника), судом не были поставлены под сомнение и никем не были опровергнуты.

Суд округа согласился с доводом кассатора, о том, что суды пришли к ошибочному выводу о злоупотреблении правом со стороны должника при принятии решения об отмене ранее принятого решения о добровольной ликвидации общества.

Решение кассационной инстанции опиралось на следующие положения:

  • решение об отмене добровольной ликвидации не нарушило права и законные интересы кредитора — заявителя по делу или иных кредиторов;
  • оно могло повлиять лишь на применяемую при такой ликвидации процедуру;
  • действующее законодательство не содержит запрет на отмену ранее принятого решения о ликвидации юридического лица;
  • одного лишь принятия решения о ликвидации юридического лица в отсутствие реального проведения каких-либо ликвидационных процедур, предусмотренных ГК РФ, недостаточно для применения упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника.

Необходимыми условиями являются: установление обстоятельств недостаточности стоимости имущества должника для удовлетворения требований кредиторов и невозможность восстановления платежеспособности должника при применении реабилитационной процедуры банкротства.

Убытки для всех

Заметим, что в связи с отменой судебных актов были приостановлены, а позднее отменены назначенные на 20.12.2017 публичные торги имуществом должника с начальной стоимостью свыше 882 млн рублей. Поступившие от участников торгов задатки в размере 176 млн рублей (этого было достаточно для единовременного погашения всей текущей задолженности должника) были возвращены участникам торгов, подавшим заявки. При этом за период с 29.06.2017 по 08.12.2017 были уволены 1127 из 1135 сотрудников, то есть 99,3% общего количества работников должника.

Читать еще:  Как сделать банкротство физического лица самостоятельно

Доводы конкурсного управляющего о том, что с учетом отсутствия хозяйственной деятельности в процедуре банкротства экономическое состояние должника только ухудшилось и что ликвидационные мероприятия в процедуре конкурсного производства носят необратимый характер, судом не были поставлены под сомнение и никем не были опровергнуты

Определением Арбитражного суда от 05.03.2018 в отношении должника была введена процедура наблюдения и утверждена кандидатура временного управляющего. 16.05.2018 первым собранием кредиторов, обладающих 96,2% голосов общей суммы требований по денежным обязательствам, принято решение обратиться в Арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, избрать комитет кредиторов; определена кандидатура арбитражного управляющего для утверждения конкурсным управляющим.

24.05.2018 решением Арбитражного суда должник признан несостоятельным (банкротом), и в отношении него открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий. При анализе пассивов сделан следующий вывод: с учетом заявленных требований кредиторов сумма обязательств должника на дату составления анализа временным управляющим увеличилась на 15% по сравнению с балансовой стоимостью обязательств должника по состоянию на 31.12.2017. Задолженность по текущим платежам на дату открытия конкурсного производства составляла: 21 161 рубль — первая очередь, 113 007 050,27 рубля — вторая очередь, 450 000 рублей — третья очередь, 1 893 404,61 рубль — четвертая очередь, 40 852 692,24 рубля — пятая очередь.

Реестр требований кредиторов закрыт 02.08.2018. В реестр включены требования 82 кредиторов. Размер требований кредиторов второй очереди — 8 981 242,58 рубля; кредиторов третьей очереди — 5 021 051 397,90 рубля.

Формально, отменяя решение о применении ускоренной процедуры банкротства, Арбитражный суд округа предложил обсудить возможность введения процедуры наблюдения. Другого содержательного смысла у Постановления нет. При этом было очевидно, что введение данной процедуры применительно к должнику дополнительно причинит (и реально причинило) несоразмерные и недопустимые убытки и должнику, и кредиторам. В отличие от других судебных актов решение о признании должника банкротом не разрешает имущественный конфликт, а только начинает процесс его разрешения: такой судебный акт запускает десятки, а порой и сотни обособленных судебных споров, которые обладают признаками самостоятельного искового производства, а выносимые в рамках таких споров определения обладают признаками судебных решений, что неоднократно подчеркивали и ВАС РФ и ВС РФ 1 . Решение о признании должника банкротом не только является актом применения права, как обычное судебное решение, но и имеет множество имущественных последствий, состоящих в различных актах, сделках и иных действиях, направленных на распоряжение имуществом должника в интересах кредиторов под контролем суда. Это решение не имеет в точном смысле слова никакого другого действия, кроме того, что позволяет развернуться громадному количеству взаимосвязанных действий участников.

Заметим, что п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 35 от 22.06.2012 разъясняет, что определение о введении наблюдения в части этой процедуры может быть обжаловано и пересмотрено только до окончания наблюдения, то есть до даты введения следующей процедуры. После окончания наблюдения, а также в случае окончания наблюдения в ходе рассмотрения таких жалоб или заявлений суд прекращает по ним производство на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ. Аналогичные правила применяются в случае обжалования судебных актов о введении финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства. Так, Определением от 19.07.2017 № 307-ЭС17-9011 по делу № А66-4322/2016 Верховный Суд указал, что не подлежит отмене решение в части признания должника банкротом и введения конкурсного производства, поскольку на момент рассмотрения жалобы имелись установленные требования иных кредиторов (не заявителя по делу).

Кассационная инстанция отказалась применить установленный законом принцип достоверности реестра, отраженный в п. 2 ст. 51 ГК РФ, согласно которому достоверными для третьих лиц являются лишь те сведения, которые включены в ЕГРЮЛ и на основании которых принималось решение о введении упрощенной процедуры признания несостоятельности.

Потерянное время

Итак, что же в итоге? 19.11.2018 должник полностью рассчитался в результате взыскания дебиторской задолженности по текущей задолженности второй очереди по заработной плате и по компенсациям уволенным бывшим работникам.

Отменяя решение о применении ускоренной процедуры банкротства, Арбитражный суд округа предложил обсудить возможность введения процедуры наблюдения. Другого содержательного смысла у Постановления нет

По состоянию на 30.09.2019 текущая задолженность первой — четвертой очередей погашены полностью, из 469 634 296,95 рубля пятой очереди погашено 49 020 705,56 рубля. Конкурсным управляющим частично погашены требования кредитора третьей очереди, обеспеченные залогом имущества должника на сумму свыше 756 млн рублей, что составило 49,47% удовлетворения требования залогового кредитора. Кроме того, в полном объеме были погашены требования кредиторов второй очереди реестра требований кредиторов.

Описанная процедура еще не завершена. Но если спустя почти два года попробовать спрогнозировать возможное развитие ситуации при условии, что назначенные на 20.12.2017 торги имуществом должника состоялись, а суд округа не отменил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции, эти результаты могли бы быть достигнуты уже в январе 2018 года. Выйти сухим из воды лукавым собственникам должника не удалось, как и не удалось всем участникам процедуры войти дважды в одну и ту же воду. Уж очень много воды утекло за это время, слишком много истрачено средств для вторичного омовения.

Конкурсное производство — это процедура, направленная на прекращение существования юридического лица, «экономическая эвтаназия» нежизнеспособного юридического лица. Это означает, что, как и любая иная «эвтаназия», с определенного этапа конкурсное производство становится необратимым. Попытка вернуть рассмотрение вопроса о введении конкурсного производства на новое рассмотрение, без учета реалий и конкретной ситуации в конкурсном производстве, приводит лишь к ухудшению экономического состояния и должника, и его кредиторов.

1. остановление Президиума ВАС РФ от 12 марта 2013 года № 15510/12, Постановление Пленума ВАС РФ № 35 от 22.06.2012, Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 9 марта 2016 года № 303-ЭС15-16010.

Стоимость банкротства

Особенности правовой помощи по процедуре банкротства таковы, что невозможно установить единые цены на все без исключения дела. При банкротстве некоторых предприятий требуется лишь формальное сопровождение с нашей стороны. А при ликвидации отдельных компаний необходимо ежедневное участие наших юристов.
Стоимость услуг юристов по сопровождению банкротства зависит от множества факторов, к которым можно отнести размер долгов и общее финансовое состояние предприятия. В процессе могут возникнуть дополнительные нюансы: например, проблемы с налоговой инспекцией, вновь открывшиеся обязательства, уголовные дела в отношении руководителей и т.д.

При определении цены за сопровождение банкротства юридических лиц имеют значение размеры компании, активы предприятия, обороты, количество имущества. Если организация существует в течение некоторого времени формально, то обанкротить ее можно без лишних усилий. Банкротство ранее активно работающего и имеющего массу обязательств предприятия может занять несколько лет.

Окончательная стоимость сотрудничества определяется индивидуально, исходя из персонального набора требуемых юридических услуг. В любом случае, стоимость процедуры законного банкротства предприятия будет намного ниже полного возврата долгов кредиторам.

Какими будут последствия внесудебного банкротства?

После завершения как судебной, так и внесудебной процедуры банкротства на гражданина накладываются следующие ограничения:

    в течение 5 лет при получении займов и кредитов он будет обязан указать на факт прохождения процедуры банкротства;
  • в течение 5 лет не может быть возбуждена судебная процедура банкротства по его заявлению;
  • если в течение 5 лет заявление о банкротстве подается кредитором, то по итогам такой процедуры гражданин не освобождается от долгов;
  • на него накладывается запрет замещать должности в органах управления юридических лиц или иным образом участвовать в управлении ими в течение 3 лет (для кредитных организаций – 10 лет; для страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов, управляющих компаний инвестиционных фондов, ПИФов, негосударственных пенсионных фондов, микрофинансовых организаций – 5 лет).
Читать еще:  Банкротство физических лиц чем грозит

Топ-10 самых интересных дел по банкротству за год

В этом году суды возложили субсидиарную ответственность на аффилированное лицо, признанное таковым вне рамок дела о банкротстве, отнесли задолженность по страховым взносам ко второй очереди текущих платежей, разрешили должнику во время конкурсного производства продолжить осуществлять хозяйственную деятельность. «Право.ru» отследило самые интересные кейсы по банкротству и опубликовало их для наших читателей. В нашу подборку мы включили как уже оконченные дела, так и те, что еще рассматриваются, как в отношении юрлиц, так и в отношении граждан.

ООО «Дальняя степь»

Во время банкротства ООО «Дальняя степь», которое длится аж с 2006 года, было заявлено, что HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» выводили деньги должника, чем снизили его активы. Иностранные компании возражали, ссылаясь на истечении срока исковой давности, – они считали его с даты составления отчета первоначально утвержденным конкурсным управляющим. Однако суд признал, что тот конкурсный управляющий действовал вопреки интересам должника и его кредиторов. Это означает, что считать срок исковой давности следует со дня, когда добросовестному конкурсному управляющему стало известно об основаниях привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности. В итоге 4 августа 2017 года HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» были привлечены к субсидиарной ответственности (№ А22-941/2006). «Суды сделали это, несмотря на значительное время, прошедшее с момента совершения ответчиками неправомерных действий», – заметил руководитель направления несостоятельности (банкротства) АБ «Казаков и партнёры» Юрий Борискин (см. «Вуаль сорвали со степи: как суд установил бенефициара должника»).

«Примечательна в этом деле не столько сумма взыскания – а она составляет около 2 млрд руб., – сколько возложение субсидиарной ответственности на аффилированное лицо, признанное таковым вне рамок дела о банкротстве», – считает руководитель ПБ » Олевинский , Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский .

ООО «Банк Фининвест «

В июле 2014 года, перед отзывом лицензии у ООО «Банк Фининвест», руководство банка заключило с физическим лицом сделку купли-продажи головного офиса стоимостью более 300 млн руб. Через четыре дня после отзыва лицензии был зарегистрирован переход права собственности на здание. Еще через несколько дней указанное здание было перепродано другому физлицу, которое подало документы на госрегистрацию. Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об оспаривании сделки должника как совершенной с целью причинения вреда кредиторам и со злоупотреблением правом. Ему удалось добиться принятия обеспечительных мер в арбитражном суде (см. «Экс-глава банка » Фининвест » осуждена условно за хищение 2 млрд рублей»). В результате 14 июля 2017 года сделка была признана недействительной как заключенная со злоупотреблением правом и во вред кредиторам. Дальнейшая перепродажа здания также была заблокирована (№ А56-45369/2014).

«Нам удалось доказать, что, несмотря на наличие платежного поручения и выписок по счетам, фактически покупатель не вносил денег в качестве оплаты. Это позволило вернуть право собственности на здание клиенту и избежать необходимости выплаты денег покупателю», – сообщил адвокат КА » Юков и Партнеры» Александр Соловьев.

ООО «Енисей» и ООО «НК «Развитие Регионов»

Два крупных кредитора – международный нефтетрейдер ЗАО «ГАЛА-ФОРМ» и АО «Райффайзенбанк» – объединили усилия в делах о банкротстве нефтегазовой компании ООО «Енисей» (№ А29-8711/2016) и ООО «Нефтегазовая компания «Развитие Регионов» (№ А05-10106/2016). Сразу после того, как банк осенью 2016 года опубликовал объявления о намерении инициировать банкротство должников, в суды поступило более 10 заявлений от иных кредиторов. Для того, чтобы банкротство было инициировано именно по заявлению банка как крупнейшего кредитора, «ГАЛА-ФОРМ» осуществлял погашение задолженности остальных кредиторов в порядке ст. 313 ГК путем внесения денег на депозит нотариуса. «Тем самым «Райффайзенбанк» и «ГАЛА-ФОРМ» развивали подходы, выраженные в недавних определениях ВС (№ 305-ЭС16-15945 и № 306-ЭС16-19749), где суд признал за мажоритарным кредитором право на погашение требований миноритарных кредиторов, в том числе аффилированных с должником», – рассказывает юрист «Кульков, Колотилов и партнеры» Сергей Лысов, чья коллегия представляла интересы «Райффайзенбанк» и «ГАЛА-ФОРМ».

На это кредиторы начали предоставлять доказательства уступки на иных физических и юридических лиц, в том числе зарегистрированных в офшорных юрисдикциях. Параллельно должники инициировали процессы об оспаривании нотариальных действий по приему денег в депозит. Однако в августе этого года суд признал позицию АО «Райффайзенбанк» и ЗАО «ГАЛА-ФОРМ» правомерной.

«Эти кейсы представляют собой наглядную демонстрацию того, с какими трудностями могут столкнуться добросовестные кредиторы при попытке инициировать банкротство в отношении должников, заинтересованных в затягивании дела. Однако судебная практика планомерно складывается в пользу таких добросовестных кредиторов», – отметил Лысов.

ООО «Ресторгрупп»

ООО «Логистик» летом 2016 года обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании ООО «Ресторгрупп» несостоятельным по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, но получило отказ. Суд исходил из того, что заявитель по делу о банкротстве не представил доказательств недостаточности имущества должника. 9-й арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и признал ООО «Ресторгрупп» банкротом по упрощенной процедуре. По мнению апелляции, кредитор не знал о том, что у должника недостаточно имущества, и поэтому не мог приложить доказательства этого к своему заявлению. Верховный суд 27 июля 2017 года согласился с такой позицией. Он отметил, что нахождение организации-должника в стадии ликвидации и работа ликвидационной комиссии не означает, что кредитор не может обратиться в суд и признать должника банкротом. При этом решение о ликвидации ООО «Ресторгрупп» не отменялось, его участники не высказывали намерение сохранить корпорацию и продолжить свое участие в ней (№ А40-55621/2016).

«Указанный кейс интересен тем, что ВС фактически подтвердил право конкурсного кредитора подать заявление о признании должника несостоятельным по упрощенной процедуре, не доказывая факт недостаточности его имущества», – отметил Борискин. «ВС также указал на то, что нельзя вводить процедуру наблюдения по заявлению о банкротстве кредитора в отношении должника, находящегося в процедуре добровольной ликвидации. Также нельзя применять в отношении такого должника реабилитационные процедуры», – добавил руководитель Практики частного права ЮК «Митра» Константин Сердюков.

ООО «М Девелопмент энд констракшен»

С 25 апреля 2017 года ООО «М Девелопмент энд констракшен» (ООО «МДК») находилось в процессе банкротства. АО «МЕТРОБАНК» в лице конкурсного управляющего обратилось в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности по кредитным договорам на сумму свыше 600 млн руб. Эта задолженность была обеспечена залогом инвестиционных прав на строящееся недвижимое имущество – офисный центр в Москве. В ходе судебного заседания выяснилось, что офис построен, ООО «МДК» получило право собственности на него, однако не сообщило об этом банку. Залог в пользу банка должник также не зарегистрировал. В суде АО «МЕТРОБАНК» доказало, что залог имущественных прав не прекратился, а трансформировался в залог недвижимости – готового объекта инвестирования. Суд также признал, что право залога банка не было зарегистрировано по вине самого должника. Таким образом, банк стал залоговым кредитором на неотчужденное ООО «МДК» недвижимое имущество (№ А40-25906/16-36-46Б).

«Это дело интересно с точки зрения формирования практики по установлению залога в банкротстве», – считает Марина Морозова, адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры». Эта юрфирма представляла интересы АО «МЕТРОБАНК».

ОАО «Завод ячеистых бетонов»

В рамках дела о банкротстве ОАО «Завод ячеистых бетонов» его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд. В заявлении он просил утвердить ему сумму процентов по вознаграждению в размере около 8 млн руб. Его требование удовлетворили, но 21 июня 2017 года ВС отменил это решение. Он указал, что, действуя добросовестно и разумно, конкурсный управляющий обязан приступать к выплате собственного вознаграждения в виде процентов только после погашения иных видов текущих платежей (№ А65-2701/2009).

«При затягивании конкурсным управляющим реализационных процедур происходит неоправданное увеличение текущих расходов. Они, будучи погашаемыми за счет основной части конкурсной массы, фактически перекладываются на незалоговых кредиторов. В противном случае управляющий рискует уменьшить сумму своего вознаграждения от реализации предмета залога».

ОАО «Ивановский бройлер»

В рамках дела о банкротстве ОАО «Ивановский бройлер» конкурсный кредитор подал жалобу на действия конкурсного управляющего. Он был недоволен тем, что общество продолжает осуществлять хозяйственную деятельность. В октябре 2017 года суд установил, что конкурсный управляющий действовал в рамках закона, в интересах должника и его кредиторов. Такое решение было принято с учетом специфики деятельности предприятия – производства и продажи полуфабрикатов и готовой продукции из мяса птицы, которое предполагает организацию непрерывного цикла. Отказ от ведения производственной деятельности не обоснован экономически и может привести к неблагоприятным последствиям (массовому падежу поголовья птицы, возникновению эпизоотии, порче готовой продукции, отсутствию надлежащей эксплуатации опасных производственных объектов). Кроме того, суд решил: продажа в рамках конкурсного производства функционирующего предприятия как объекта бизнеса экономически более целесообразна, чем продажа разрозненного имущества (№ А17-5064/2013).

«Этот спор ярко иллюстрирует ошибочность подхода к процедуре конкурсного производства исключительно как к ликвидационной стадии банкротства, целью которой является закрытие юрлица. Для некоторых юрлиц продолжение ведения производственной деятельности в конкурсе все-таки возможно», – уверена старший юрист Отдела налоговых проверок, споров и административной практики ЮФ » Консалт » Сорокины и Партнеры Татьяна Азарова.

ООО «Арсенал и К»

В преддверии банкротства ООО «Арсенал и К» между должником и его кредитором было заключено соглашение о новации, в результате которого реальный долг кредитора превратился в заем с начислением процентов за его пользование. Затем этот кредитор потребовал включить в реестр его требование, которое за счет указанных процентов позволило бы ему иметь решающий голос и контролировать процедуру банкротства. Спустя время этот кредитор подал второе требование, которое было основано на первоначальном обязательстве. Однако суд апелляционной инстанции 2 октября 2017 года встал на сторону конкурсного управляющего и отказался включать этого кредитора в реестр. Он признал договор новации недействительной сделкой и сослался на незаконность основанного на нем требования. Кроме того, суд сделал вывод, что ко второму требованию в любом случае должны применяться последствия недействительности соглашения о новации (№ А17-3334/2011).

«Это дело является ярким примером того, как недобросовестные кредиторы пытаются угнаться за двумя зайцами – и попробовать включить необоснованные требования в реестр, и подстраховаться на случай, если первый вариант не получится. Вместе с тем очевидно: последствием признания сделки недействительной является ответственностью недобросовестных кредиторов за совершение такой сделки. Поскольку кредитор отказался добровольно признавать сделку недействительной, он не должен быть освобожден от такой ответственности», – считает руководитель Отдела банкротств, старший юрист ЮФ » Консалт » Сорокины и Партнеры Ирина Зорина.

ООО «Амурметалл»

Конкурсный управляющий ООО «Амурметалл» обратился в суд с заявлением о разрешении разногласий, возникших между ним и УФНС по Хабаровскому краю (см. «Газпромбанк требует 3 млрд руб. с единственного на Дальнем Востоке электрометаллургического завода»). На момент возникновения разногласий задолженность должника по страховым взносам составляла порядка 900 млн руб. При рассмотрении дела суды первой и второй инстанции пришли к выводу, что возникшая задолженность не может быть отнесена ко второй очереди текущих платежей. Однако осенью 2017 года кассация с этим не согласилась, сославшись на обзор судебной практики ВС № 3 от 2017 года (№ А73-7519/2012).

«До опубликования обзора ВС такие взносы действительно подлежали удовлетворению в составе текущих платежей четвертой, а в последующем даже пятой очереди. Но суд кассационной инстанции в этом деле фактически распространил действие обзора на отношения, возникшие до его официального опубликования», – отметил Борискин.

Анатолий Бесмолин

По состоянию здоровья должник Анатолий Бесмолин нуждался в машине, чтобы добираться до работы на расстояние 130 км и возить жену-инвалида в больницу, до которой 60 км. Поэтому он обратился в суд с тем, чтобы исключить авто из конкурсной массы. Первые две инстанции удовлетворили его требование. Но кредитор – Сбербанк – 20 апреля этого года добился отмены решения в кассации. Суд кассационной инстанции пришел к выводу: исключение спорного автомобиля из конкурсной массы отвечает принципам справедливости, разумного баланса интересов сторон, гуманности и морали. После этого дело было направлено на рассмотрение в первую инстанцию, которая оставила автомобиль в конкурсной массе. Процедура банкротства Бесмолина продолжается до сих пор (№ А41-14878/16).

«Здоровье гражданина-должника крайне уязвимо в процедуре личного банкротства. В теории банкрота защищает постановление Пленума ВС № 45, где сказано, что в ходе банкротства суды должны учитывать права гражданина на достойную жизнь и достоинство личности. Но в случае с Бесмолиным суд пришел к выводу, что достойная жизнь – это 1 МРОТ [6204 руб. – Ред.]. И совершенно неясно, как больному человеку жить и лечиться на эти деньги. Суды, к сожалению, весьма формально относятся к спорам, в которых из конкурсной массы нужно исключать существенные суммы на оказание медицинской помощи должнику, что не способствует популяризации института банкротства», – считает юрист ПБ » Олевинский , Буюкян и партнеры» Артем Фролов.

Алгоритм заполнения

Если в организации не имеется юридической службы, заявление заполняется в первый раз, то следует обратить внимание на каждое поле, чтобы не упустить ничего важного.

  • По правому краю листа пишутся данные судебной инстанции, куда планируется подать заявление (полное наименование, контакты, адрес).
  • Ниже, по правой стороне, вносятся сведения об организации, подлежащей банкротству (должны быть указаны полные данные по выписке из ЕГРЮЛ – ИНН, ОГРН, КПП, адрес регистрации, должность руководящего органа, ФИО руководителя, контакты для связи, адрес электронной почты).
  • После заполнения «шапки», отступив одну строку, по центру листа нужно указать название документа («ЗАЯВЛЕНИЕ»).
Читать еще:  Понятие виды и причины банкротства

Затем следует заполнение основного раздела, который должен содержать:

  1. Сумму задолженности, которую признает должник
  2. Сведения о кредиторах компании (наименование контрагентов, суммы долгов, даты возникновения задолженностей). По этому пункту важно указать основания, подтверждающие образовавшуюся задолженность (данные договоров, первичных бухгалтерских документов, исполнительные листы, судебные решения и прочее).
  3. Информацию о долгах, образованных в результате компенсации ущерба, нанесенного жизни (здоровью) физических лиц, задолженности по заработной плате, иным социальным выплатам, полагающимся сотрудникам, а также «зарплатным» отчислениям в бюджет.
  4. Данные о налоговой задолженности, указанные в разрезе недоимки, пеней, штрафов.
  5. Информацию об имеющемся имуществе на предприятии, данные об активах (при наличии).
  6. Нормы законодательства, на основании которых выступает заявитель (рекомендуется указывать ссылки на конкретные законы и подзаконные акты).
  7. Цель подачи заявления (можно указать «признание предприятия банкротом»).
  8. Ниже следует перечислить документы, которые прилагаются к заявлению.

В завершении оно подписывается, скрепляется печатью предприятия, проставляется дата.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector