Bankrot-help.ru

Консультация Юристов
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ВС пояснил, какие сделки должника не обязан оспаривать арбитражный управляющий

ВС пояснил, какие сделки должника не обязан оспаривать арбитражный управляющий

27 января Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС19-18779(1,2) по иску о взыскании с арбитражного управляющего гражданина-банкрота убытков в пользу его основного кредитора за неоспаривание сделок по реализации должником объектов недвижимости.

Вместо возврата займа ИП реализовал недвижимое имущество своим близким

В 2011–2012 гг. предприниматель Андрей Крымов занял у Вадима Попова 12,6 млн руб., но в обозначенные сроки деньги не вернул. В этот же период он продал своим родственникам и иным лицам 14 объектов недвижимости за 4 млн руб., хотя их рыночная стоимость составляла 18,5 млн руб. При этом сведения о получении ИП денежных средств за отчужденное имущество отсутствовали.

В декабре 2016 г. была инициирована процедура банкротства Андрея Крымова, в том же году он утратил статус ИП. В феврале 2017 г. суд признал его несостоятельным и ввел в отношении него процедуру реализации имущества, назначив финансовым управляющим Наталью Епишеву. Впоследствии суд включил подтвержденное вступившими в законную силу судебными актами требование Вадима Попова о возврате задолженности по договорам займа и пени в размере 32 млн руб. в реестр требований кредиторов должника. Несмотря на то что основной кредитор должника неоднократно обращался к арбитражному управляющему с просьбой оспорить сделки по отчуждению Крымовым объектов недвижимости, она этого не сделала.

В дальнейшем суд завершил процедуру реализации имущества должника, который не был освобожден от исполнения требований кредиторов, поскольку отчуждение имущества в преддверии наступления срока возвращения займов было признано умышленным выводом активов во избежание обращения на них взыскания и, соответственно, злоупотреблением правом. При этом суд отметил, что спорные сделки были совершены более чем за трехлетний период до возбуждения дела о банкротстве должника и не подпадают под признаки оспоримости. Следовательно, все необходимые мероприятия, предусмотренные процедурой реализации имущества гражданина, проведены, все меры по формированию конкурсной массы приняты.

Суды разошлись в оценках действий арбитражного управляющего

Поскольку должник погасил задолженность перед кредитором лишь частично, последний обратился в суд с иском о взыскании с арбитражного управляющего убытков. В обоснование своих требований истец ссылался на бездействие ответчика, не оспорившего в деле о банкротстве должника сделки по выводу Крымовым своего ликвидного дорогостоящего имущества по признаку злоупотребления правом, в результате которого кредиторы недополучили 14 млн руб. По мнению Вадима Попова, его доля в реестре требований кредиторов составляла 81,43%, следовательно, размер причиненных ему убытков составил 11,7 млн руб., которые он и потребовал взыскать с Натальи Епишевой.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска в связи с недоказанностью как противоправности бездействия арбитражного управляющего, так и наличия причинной связи между убытками кредитора и деятельностью Натальи Епишевой.

Однако апелляция отменила это решение и удовлетворила иск, в дальнейшем окружной суд поддержал ее постановление. Обе инстанции сочли, что должник, сознательно выводивший свои активы для уклонения от исполнения обязательств, злоупотребил правом. Поэтому бездействие арбитражного управляющего, не принявшего мер по оспариванию сделок по общегражданским основаниям (в том числе по злоупотреблению правом), ничем не оправдано. Суды заключили, что бездействие Натальи Епишевой не позволило пополнить конкурсную массу, что повлекло убытки для конкурсных кредиторов.

ВС РФ отказался взыскивать убытки с арбитражного управляющего

В кассационных жалобах в Верховный Суд РФ арбитражный управляющий и ассоциация «Сибирский центр экспертов антикризисного управления» потребовали отменить судебные акты апелляции и кассации, а также оставить в силе решение суда первой инстанции. Их доводы сводились к тому, что арбитражный управляющий действовал разумно и добросовестно, соответственно, его действия не причинили Вадиму Попову убытков, так как для оспаривания сделок по отчуждению должником своего имущества не было оснований.

После изучения материалов дела № А53-38570/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила основные обязанности арбитражного управляющего при банкротстве гражданина. С одной стороны, он должен принять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника (в частности, по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц, путем оспаривания таких сделок, а также по применению последствий недействительности ничтожных сделок). С другой стороны, деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер и не допускать бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение банкротных процедур и прочих текущих платежей, в ущерб конкурсной массе и интересам кредиторов.

Верховный Суд пояснил, что неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для взыскания с него убытков. «Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Так, в частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив положительного удовлетворения. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным. Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков», – отмечено в определении.

В рассматриваем деле, пояснил Суд, апелляция и кассация не учли, что Андрей Крымов имел статус ИП и его сделки могли быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным гл. III.1 Закона о банкротстве. Предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по таким основаниям, составляет 3 года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Поскольку спорные сделки были совершены должником за пределами трехлетнего периода подозрительности, перспектив судебного оспаривания по Закону о банкротстве они не имели, так как с высокой вероятностью последовал бы судебный отказ в удовлетворении заявленных требований.

Со ссылкой на свое Определение от 24 октября 2017 г. № 305-ЭС17-4886(1) Верховный Суд отметил, что для квалификации сделки как ничтожной по ст. 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что перечисленные Вадимом Поповым обстоятельства не выходят за рамки диспозиции вышеуказанной статьи, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив оспаривания сделок в деле о банкротстве Крымова также не было.

Таким образом, высшая судебная инстанция расценила действия Натальи Епишевой, воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, как правомерные. «Вопреки выводам апелляционного и окружного судов, судебный отказ Андрею Крымову в освобождении его от исполнения требований кредиторов по мотивам допущенного должником недобросовестного поведения при отчуждении своего имущества сам по себе не является достаточным основанием для признания сделок ничтожными в деле о банкротстве. Следует также заметить, что Вадим Попов имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок. Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику», – отметил Верховный Суд. В этой связи он отменил судебные акты кассации и апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко считает, что определение ВС РФ имеет важное значение для практики, поскольку содержит вывод о том, что арбитражный управляющий не обязан оспаривать сделки, которые совершены более чем за 3 года до возбуждения дела о банкротстве. По ее мнению, в рассматриваемом деле по иску к арбитражному управляющему Наталье Епишевой стоит учитывать особенности конкретного спора.

«Во-первых, кредитор мог воспользоваться внеконкурсным оспариванием, обратиться в суд с иском о признании спорных сделок недействительными согласно ст. 10 и 168 ГК РФ. Вопрос в том, знал ли он об этих сделках. При должном упорстве можно было обратиться к судебному приставу-исполнителю с тем, чтобы он запросил информацию не просто о принадлежащем должнику имуществе, а об отчуждении этого имущества после возникновения обязательств перед таким кредитором. Во-вторых, кредитор мог позаботиться о том, чтобы раньше возбудить дело о банкротстве. Наконец, кредитор мог и сам попробовать подать заявление об оспаривании сделок. При этом суд совершенно справедливо не освободит должника от исполнения обязательств перед кредитором, так как правило о том, что освобождению препятствуют недобросовестные действия должника при возникновении и исполнении обязательств, из которых возникло требование, простираются далеко за пределы подозрительности», – отметила эксперт.

Александра Улезко добавила, что остается открытым вопрос о том, какие сделки выходят за пределы дефектов сделок, совершенных с целью причинения вреда кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). «Суды апелляционной и кассационной инстанций при рассмотрении иска к Наталье Епишевой как раз попытались обосновать соответствующие выводы тем, что “спорные сделки вышли за пределы признаков подозрительности и оснований оспоримости, поскольку совершены не только по многократно заниженной цене, но и с заинтересованными лицами в период, когда согласно договорам наступал срок возврата займа”. Однако Верховный Суд такое обоснование не убедило. В целом, на мой взгляд, определение носит положительный характер, поскольку оно вносит определенность, по крайней мере, относительно периода оспаривания сделок», – подытожила эксперт.

Юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Станислав Шибулкин отметил, что Верховный Суд в очередной раз указал, что для квалификации сделки как ничтожной требуется выявить нарушения, выходящие за пределы диспозиции п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. «При этом Суд отметил, что отчуждение должником своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам не выходит за пределы диспозиции ст. 61.2 Закона о банкротстве. В связи с этим такие сделки не могут быть оспорены на основании ст. 10, 168 ГК РФ», – пояснил он.

По словам эксперта, ВС в своих определениях обычно указывает, какие обстоятельства не выходят за пределы диспозиции указанной статьи Закона о банкротстве. «Но практика Суда с указанием на то, какие же обстоятельства тогда являются достаточными для квалификации сделки как ничтожной, до сих пор не появилась», – с сожалением отметил Станислав Шибулкин.

Акционер имеет право оспаривать сделки должника-банкрота по общим основаниям

ВС РФ разобрался в вопросе о том, может ли акционер оспаривать сделки должника в конкурсном производстве и каким образом.

У акционера, как и у любого кредитора в деле о банкротстве, имеется заинтересованность в пополнении конкурсной массы, в том числе и за счет возврата имущества по оспоренным сделкам, поскольку это открывает возможность получения акционером ликвидационной квоты после расчетов должника с кредиторами. Введение конкурсного производства в отношении акционерного общества-банкрота не препятствует акционеру оспаривать сделку этого общества по общим основаниям.

При этом и акционер, и конкурсный управляющий являются представителями акционерного общества – банкрота. Но управляющий не вправе без согласия участника, предъявившего иск, полностью или частично отказаться от иска, изменить основание или предмет иска, заключить мировое соглашение и соглашение по фактическим обстоятельствам.

Читать еще:  Особенности банкротства ИП

Акционеры и участники должников достаточно редко занимают активную позицию в случае банкротства компании. Рекомендуем данным лицам использовать право избрать представителя участников должника. В конкурсном производстве такой представитель пользуется всеми правами лица, участвующего в деле о банкротстве. Это означает возможность оказывать существенное влияние на ход процедуры в виде участия во всех обособленных спорах, контроля за деятельностью конкурсного управляющего. Немаловажным является и сохранение права оспаривания сделок должника, совершенных юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности (ст. 173 ГК РФ), без согласия органа юридического лица, необходимость получения которого предусмотрена законом (ст. 173.1 ГК РФ, п.6 ст. 79 Закона об акционерных обществах) или в ущерб интересам этого общества (п. 2 ст. 174 ГК РФ, п. 1 ст. 84 Закона об акционерных обществах).

Статистика банкротств

Акционер вправе оспорить сделку общества-банкрота в рамках гражданского судопроизводства

Верховный Суд опубликовал Определение № 303-ЭС20-5380 по делу А16-2306/2017, в котором разобрался, вправе ли акционер общества-банкрота оспаривать в суде его сделку.

Суды разошлись в оценках возможностей акционера банкрота по оспариванию сделок

Во исполнение договора от 24 июля 2015 г., заключенного между ЗАО «ПО Дальсельмаш» и ООО «Лидога-Трейдинг», последнее приобрело нежилое здание (корпус вспомогательных цехов) и земельный участок под ним.

Решением Арбитражного суда Еврейской автономной области «Дальсельмаш» признан банкротом, открыто конкурсное производство. В рамках данного дела акционер общества Валерий Кунин оспорил договор, однако определением суда его заявление возвращено в связи с отсутствием у него права оспаривать сделки в деле о банкротстве (п. 4 ст. 60, п. 1 ст. 61.1 и п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве).

Валерий Кунин обратился в Арбитражный суд Еврейской автономной области с иском вне рамок дела о банкротстве о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности. Доводы истца основывались на нормах ГК РФ и Закона об акционерных обществах о необходимости одобрения крупных сделок.

Удовлетворяя иск, суд руководствовался ст. 173.1, 174 ГК РФ, ст. 77–79 Закона об акционерных обществах. Он пришел к выводу о доказанности совершения спорной сделки без одобрения общего собрания акционеров, в то время как она являлась крупной для «Дальсельмаш».

Апелляция судебное решение отменила и в иске отказала, посчитав, что, оспаривая сделку своего общества, Валерий Кунин выступал в суде как его представитель. Однако с введением в отношении общества конкурсного производства таким представителем является только его конкурсный управляющий. Истец вправе защищать свои интересы только способами, предусмотренными Законом о банкротстве: участвовать в собраниях кредиторов, инициировать вопрос об оспаривании сделок конкурсным управляющим, требовать с последнего возмещения убытков. К указанным выводам суд пришел со ссылкой на ст. 53, 65.2, 96, 174 ГК, ст. 2 Закона об акционерных обществах, ст. 61.9, 126, 129 Закона о банкротстве, разъяснения, данные в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Суд округа оставил решение апелляции без изменения.

Валерий Кунин подал кассационную жалобу, в которой сослался на нарушение апелляционным и окружным судами норм права с учетом п. 17 Постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”», разъясняющего право участника общества на обращение в суд с рассматриваемым иском в защиту своих имущественных прав по правилам ст. 166 ГК.

В судебном заседании представитель «Лидога-Трейдинг» просил оставить судебные акты без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, указав на злоупотребления со стороны истца и отсутствие у него статуса акционера.

Верховный Суд решил, что акционер был лишен права на судебную защиту

Изучив дело, ВС заметил, что предметом кассационной жалобы явилось решение вопроса о праве акционера оспорить сделку своего акционерного общества – банкрота по основаниям, предусмотренным ГК, и корпоративным основаниям после введения в отношении этого общества конкурсного производства.

Судебная коллегия по экономическим спорам посчитала, что, вопреки выводам апелляционного и окружного судов, введение конкурсного производства в отношении акционерного общества – банкрота не препятствует акционеру оспаривать сделку этого общества по общим основаниям.

«Во-первых, таких ограничений не установлено ни в Законе о банкротстве, ни в иных законах и прямо из них не следует. Во-вторых, даже при банкротстве акционерного общества не исключается возможность оспаривания его сделок в общем порядке, то есть вне рамок дела о банкротстве. Так, в пункте 17 постановления № 63 разъяснено, что в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности подлежат рассмотрению заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами. В-третьих, судебная коллегия не усматривает каких-либо политико-правовых мотивов для истолкования закона таким образом, чтобы в условиях конкурсного производства акционер лишался бы права на оспаривание сделок своего общества. Интересы акционера по восстановлению имущественной массы акционерного общества не противоречат ни интересам конкурсных кредиторов по наполнению конкурсной массы должника, ни целям конкурсного производства. Напротив, за счет возвращенного по оспоренной сделке имущества акционер может рассчитывать на удовлетворение требований кредиторов и только впоследствии на возврат своего общества к платежеспособному состоянию или на ликвидационную квоту должника (статья 148 Закона о банкротстве)», – указал Верховный Суд.

Высшая инстанция заметила, что с введением в отношении «Дальсельмаш» конкурсного производства конкурсный управляющий действительно является лицом, представляющим это общество. В то же время, вопреки выводам апелляционного и окружного судов, данный статус не делает его единственным лицом, уполномоченным на оспаривание сделок должника. При оспаривании акционером сделки по общим основаниям наряду с этим акционером конкурсный управляющий также является представителем акционерного общества – банкрота. Процессуальная позиция этих лиц согласовывается по правилам, изложенным в п. 32 Постановления № 25.

Верховный Суд посчитал, что, поскольку Валерий Кунин заявлял иск как акционер общества и оспаривал сделку по общим основаниям (иного судами не установлено), апелляционный и окружной суды неправомерно лишили его права на судебную защиту.

Отменяя судебные акты, ВС указал, что, помимо вопроса о праве акционера оспаривать сделку своего общества, в апелляционной жалобе «Лидога-Трейдинг» указывало и иные доводы по поводу своего несогласия с решением первой инстанции, однако эти доводы не получили оценки апелляционной инстанцией, в связи с чем дело подлежит направлению на новое рассмотрение в Шестой арбитражный апелляционный суд для принятия решения по существу спора.

Эксперты неоднозначно отнеслись к определению

В комментарии «АГ» старший юрист PB Legal Ольга Борисенко заметила, что ВС РФ принял справедливое решение – иной подход привел бы к тому, что истец в принципе лишился бы возможности защитить свое нарушенное право, несмотря на то что на момент совершения оспариваемой сделки такой механизм существовал. «Примечательно, что ВС, выявив соответствующий пробел в банкротном и корпоративном законодательстве, устранил его через анализ политико-правовых целей законодателя, в данном случае заключающихся в создании условий для максимального пополнения конкурсной массы», – подчеркнула она.

По мнению Ольги Борисенко, определение устраняет неопределенности и предоставляет акционерам или участникам должника дополнительный инструмент для оспаривания сделок должника по корпоративным основаниям в процедуре банкротства.

«Однако, по всей вероятности, данный инструмент не найдет широкого применения на практике и будет интересен лишь миноритарным акционерам или участникам в ситуации корпоративного конфликта. Как правило, контролирующие должника лица не заинтересованы в оспаривании сделок должника, в том числе по причине субординации их требований, а возврат имущества по недействительной сделке в конкурсную массу в большинстве случаев выгоден лишь кредиторам, которые не вправе оспаривать сделку должника по корпоративным основаниям», – заметила Ольга Борисенко.

Адвокат АП Кемеровской области Павел Кирсанов посчитал, что введение процедуры банкротства в отношении хозяйственного общества не должно лишать его акционеров или участников возможности обращения в суд с заявлением об оспаривании сделок, совершенных таким обществом, по общегражданским, в том числе корпоративным, основаниям.

«В судебной практике не так часто раньше встречались дела, в ходе которых акционеры или участники обществ оспаривали сделки своих предприятий-банкротов. Это можно объяснить потерей интереса к предприятию, которое не может принести какой-либо доход (шанс получить что-то у акционера или участника по итогам завершенной процедуры банкротства крайне невысок)», – указал Павел Кирсанов.

По его мнению, определенное оживление практики по данному вопросу можно связать с общей тенденцией усиления ответственности лиц, контролирующих должника. «Используя такой способ защиты права, акционер или участник, как совершенно верно указал Верховный Суд, может, во-первых, помочь арбитражному управляющему пополнить конкурсную массу должника и, в случае наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, тем самым уменьшить размер их ответственности (а в число таких лиц могут входить и сами акционеры или участники общества). Во-вторых, действия, направленные на пополнение конкурсной массы, также могут в определенных ситуациях помочь участникам корпорации вообще избежать привлечения к ответственности в рамках дела о банкротстве», – подчеркнул Павел Кирсанов.

Младший юрист практики антикризисного управления и банкротства юридической компании «Дювернуа Лигал» Полина Напольская назвала определение спорным. Она заметила, что акционер должника в соответствии с разъяснениями п. 16 Постановления № 63 имеет право на предъявление иска о признании недействительными сделок должника до введения процедур внешнего управления или конкурсного производства. Такой иск предъявляется в общеисковом порядке и подлежит рассмотрению вне рамок дела о банкротстве. Перечень лиц, имеющих право на обращение с корпоративным иском о недействительности крупной сделки с нарушением порядка одобрения, определен в ч. 6 ст. 79 Закона об акционерных обществах.

«Если и признавать наличие у акционера права на иск об оспаривании сделок должника, то такие требования после открытия конкурсного производства должны рассматриваться в рамках дела о несостоятельности (банкротстве). Иной подход позволит создать вокруг дел о несостоятельности большое количество исковых производств. Тождественные требования арбитражного управляющего о признании сделки недействительной могут быть рассмотрены в рамках дела о банкротстве, что может повлечь принятие конкурирующих судебных актов. Кроме того, увеличение количества внебанкротных споров (к которым могут быть привлечены все лица, участвующие в основном деле о несостоятельности) влечет за собой затягивание рассмотрения дела и не соответствует принципу процессуальной экономии», – посчитала Полина Напольская.

Эксперт указала, что в целом при текущем использовании банкротства в качестве механизма для разрешения корпоративных споров признание права на корпоративные иски за отдельными акционерами в конкурсном производстве является положительным. Такое право помогает бороться со злоупотреблениями «предложенных оппонентами» арбитражных управляющих, их отказом от оспаривания отдельных сделок должника.

По мнению Полины Напольской, отдельного внимания заслуживает указание ВС РФ на отсутствие «политико-правовых мотивов для истолкования закона» как самостоятельный критерий для определения права акционера на оспаривание сделок должника.

Адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян заметил, что высшая судебная инстанция еще в Определении от 14 августа 2018 г. № 305-ЭС18-3667 напоминала о возможности оспаривания сделок должника по общим основаниям, установленным гражданским законодательством, другими (кроме арбитражного управляющего) лицами.

Читать еще:  Как начать процедуру банкротства физ лица

Кроме того, указал адвокат, Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 28 ноября 2019 г. № Ф05-20170/2019 признавал право участника общества на оспаривание сделки должника по общим основаниям вне рамок дела о банкротстве в порядке искового производства. Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12 апреля 2018 г. № Ф07-1973/2018. По делу № А55-18838/2018 кассационная инстанция, фактически констатируя право акционера оспаривать сделки по общим основаниям в случае банкротства акционерного общества, дополнительно отметила, что лишение акционера возможности судебной защиты своих прав как в рамках дела о банкротстве общества, так и в порядке искового производства недопустимо.

«Таким образом, замечание ВС о лишении судами нижестоящих инстанций права акционера общества на судебную защиту является справедливым. При этом Суд вполне обоснованно указывает на отсутствие необходимости противопоставления конечных целей процедуры банкротства целям механизма оспаривания сделок общества его акционером, так как изначально модель косвенного иска появилась в римском праве от actio Pauliana – иска, являющегося конкурсно-правовым способом защиты интересов кредитора в случае банкротства должника. Впрочем, в доктрине высказывается и противоположное мнение, например, что цель оспаривания сделок по основаниям, определенным ГК РФ и специальным законодательством о юридических лицах, не связана ни с целями отдельных процедур банкротства, ни с делом о банкротстве в целом. Тем не менее ВС РФ в данном судебном акте совершенно точно определяет роль косвенного иска как средства защиты интересов (имущества) общества», – отметил Мартин Зарбабян.

«Актуальные проблемы несостоятельности (банкротства) юридических лиц»

повышение квалификации для юристов в Томске

Законодательство о банкротстве находится в состоянии реформирования и является одной из наиболее сложных областей права. Изменения законодательства о банкротстве и судебная практика требуют от юристов, работающих в сфере банкротства, регулярного обновления имеющихся знаний.

Участники данной программы повышения квалификации смогут пообщаться с ведущими экспертами в области банкротства, задать интересующие вопросы, получить самую актуальную информацию о новациях банкротного права, а также комплексно повысить уровень своих знаний в области банкротства.

В программе есть интересный материал для опытных юристов и только начинающим работать в этой области права.

Стать участником Программы повышения квалификации можно в очно-заочном или полностью заочном формате

Как проходит обучение

Программа повышения квалификации состоит из 2 частей: семинары и обучающий курс на площадке «Электронного Университета ГАРАНТ».

Объем программы выбираете самостоятельно. Чем больше часов в программе, тем больше семинаров получаете для изучения.

  • 46 часов: 1 обязательный семинар и 1 на выбор из оставшихся 5-ти семинаров
  • 72 часа: 1 обязательный семинар и 2 на выбор из оставшихся 5-ти семинаров
  • 120 часов: 2 обязательных семинара и 3 на выбор из оставшихся 4-х семинаров
  • 144 часа: 6 семинаров

Электронный Университет ГАРАНТ

Электронный Университет — это платформа для самостоятельного обучения. В Электронном Университете Вам будет представлена возможность самостоятельного изучения информации по выбранным Вами модулям программы.

Каждый модуль в Электронном Университете может состоять из фрагментов статей, книг, видео-уроков, в финале работы с модулем Вам будет предложено пройти тест на 10 вопросов.

Когда все промежуточные тесты будут успешно пройдены — Вам откроется финальное тестирование на 40 вопросов (количество попыток прохождения теста не ограничено, но важно пройти финальный тест до момента окончания сроков Вашего обучения). Успешное прохождение финального тестирования в Электронном университете является подтверждением освоения программы повышения квалификации.

Пройдите программу до конца и получите удостоверение о повышении квалификации.

Ограничение: обучиться по программе повышения квалификации можно только если у вас есть среднее профессиональное или высшее образование.

Обязательный семинар: «Практика применения законодательства о банкротстве в 2020 году«

Лектор: Евгений Дмитриевич СУВОРОВ

1. Основные понятия в банкротстве и для чего их знать: неплатежеспособность, недостаточность имущества, конкурсный кредитор, процедура банкротства, арбитражный управляющий.

2. Модельное развитие любого дела о банкротстве: от заявления до завершения конкурсного производства.

3. Возбуждение дела о банкротстве должника: кто, когда и как может это сделать.

4. Если дело о банкротстве вашего должника уже есть: как установить свое требование в реестре требований кредиторов и участвовать в деле.

5. Взаимоотношения с арбитражным управляющим: что он должен, на что имеет право, как обжаловать его действия и взыскать убытки.

6. Вывод активов мешает удовлетворить ваше требование: как и кто может оспорить сделку должника.

7. Должника довели до банкротства или кредиторов ввели в заблуждение: кто, кого и как может привлечь к субсидиарный ответственности.

8. Имущество должника продается: каков порядок и как противодействовать контролируемым торгам.

9. Особенности удовлетворения текущих требований.

10. Особенности удовлетворения залоговых требований.

11. Процессуальные особенности рассмотрения дел о банкротстве: что нужно знать для реализации своих прав.

12. Ответы на вопросы участников Всероссийского спутникового онлайн-семинара.

Обязательный семинар: «Практика несостоятельности (банкротства) юридических лиц и проблемы регламентации конкурсных отношений. Влияние актов КС РФ, ВС РФ, ВАС РФ на правоприменение»

Лектор: Марина Викторовна ТЕЛЮКИНА

Усиление прокредиторской направленности законодательства.

2. Отсутствие единства правовой регламентации и связанные с этим проблемы.

3. Проблемы получения кредиторами исполнения своих требований из активов должника.

4. Привлечение иных (помимо должника) субъектов к ответственности по обязательствам должника.

5. Обращение взыскания на имущество должника, незаконно переданное третьим лицам;

6. Субординирование требований кредиторов.

7. Система актов КС РФ, ВС РФ, ВАС РФ, формирующих практику банкротства.

8. Проблема компетенции судебных органов при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве).

9. Расширение круга субъектов, привлекаемых к ответственности по обязательствам должника; удовлетворение требований кредиторов после завершения производства по делу о банкротстве.

10. Проблемы осуществления и реализации уступки права требования к ликвидированному должнику.

11. Ответы на вопросы участников Всероссийского спутникового онлайн-семинара.

Как оспорить банкротство юридического лица

Вопрос оспаривания сделок останавливает многих людей начинать процесс банкротства. Признание сделки недействительной, иначе говоря, оспаривание, сложный юридический процесс, в котором десятки различных условий, сроков и оснований.

Именно поэтому юридическая информация по этому вопросу во многом противоречива и часто вводит людей в заблуждение.

Каждый второй должник на консультации спрашивает у нас про сделки и судя по вопросам и утверждениям, большинство из них верит в мифы и несуществующие законы. В этой статье разберём практические случаи, связанные с оспариванием сделок должников в процессе банкротства физического лица.

На практике оспариваются только безвозмездные, неравноценные сделки и сделки, при которых одному из кредиторов отдаётся предпочтение перед другими.

Ситуация 1 — безвозмездная сделка

Чаще всего на практике это выглядит так: при наличии неисполненных обязательств гражданин дарит своё имущество, например, вторую квартиру или земельный участок.

Безвозмездная сделка, то есть такая сделка, при которой имущество отчуждается безвозмездно, например, дарение.

Условия оспаривания таких сделок следующие: дарение происходит тогда, когда гражданин уже имеет просрочки по исполнению своих обязательств.

Срок оспаривания сделки — 3 года до принятия судом заявления о банкротстве физического лица.

Последствия признания сделки недействительной — возврат переданного в дар имущества в конкурсную массу.

  • Если этого имущества уже нет, например, одаряемый его продал, то он становится должником — его обязывают внести деньги в размере стоимости имущества в конкурсную массу.
  • Если у него денег нет, и он сможет объяснить, как ими распорядился, то такой долг будет списан при его личном банкротстве.

Поведение гражданина-должника могут признать недобросовестным и не списать ему долги.

Ситуация 2 — неравноценная сделка

Например, гражданин продаёт машину, которая стоит 1 млн рублей за 100 тысяч.

Неравноценная сделка — это сделка, цена, которой не соответствует рыночной.

Условия оспаривания таких сделок следующие: на момент совершения сделки гражданин обладает признаком неплатёжеспособности, то есть имеет действующие просрочки по своим обязательствам.

Срок оспаривания сделки — 1 год до принятия судом заявления о банкротстве гражданина.

Последствия признания такой сделки недействительной следующие: нового собственника обязывают вернуть имущество в конкурсную массу.

  • Если у нового собственника имущества к этому времени нет, то он становится должником и обязан внести деньги в конкурсную массу.
  • Если он не объяснит, как распорядился деньгами, полученными от реализации спорного имущества, то при его личном банкротстве суд откажет ему в списании долга.

Поведение гражданина-должника могут признать недобросовестным и не списать ему долги.

Ситуация 3 — сделка, при которой одному из кредиторов оказывается предпочтение перед другими

Такая ситуация возникает в следующем случае, когда должник перед банкротством или во время него продаёт своё имущество и с полученных денег возвращает долг какому-то одному кредитору.

Принцип одному всё, другим ничего — не справедлив.

Самый распространённый случай — это продажа машины и возврат займа физическому лицу по расписке.

Такую сделку оспаривают, потому что по общему правилу все кредиторы имеют равные права, а в данном случае права других кредиторов нарушаются.

Срок оспаривания сделки — до 6 месяцев с момента принятия судом заявления о банкротстве гражданина.

Последствия оспаривания такой сделки — это возврат имущества, полученного кредитором, с которым расплатился должник, в конкурсную массу.

Под имуществом понимается как денежные средства, так и непосредственно само имущество, если должник расплатился путём передачи кредитору именно имущества (отдал машину в счёт долга).

  • Если к моменту требования о возврате имущества у кредитора нет имущества, то он, в свою очередь , становится должником и обязан внести деньги в конкурсную массу.
  • Если он не обоснует куда он потратил деньги или как распорядился полученным имуществом, то при его личном банкротстве такой долг не спишут.

Выводы

При банкротстве физического лица оспариванию подлежат безвозмездные сделки или сделки, которые имеют признак безвозмездности — неравноценные.

Причина понятна, если гражданин имеет долги и не исполняет денежные обязательства безвозмездное отчуждение имущества в любом случае недобросовестный поступок. Никому ничего не должен — волен поступать как хочешь: хочешь подарил, а хочешь подал за 1 рубль — твоё право.

Если гражданин имеет обязательства, то в первую очередь должен думать об их исполнении, в том числе и за счет своего имущества.

Все остальные сделки гражданина-банкрота, имеется ввиду, возмездные сделки, не оспариваются. То есть сами сделки не оспариваются, но вопрос по распоряжению полученными деньгами обязательно встаёт.

И тут такие варианты: если расплатился только с одним кредитором, то сделку оспорят или же обяжут этого кредитора внести деньги, а если имущество продал, но денег уже нет, то возникает вопрос, куда они делись, и возмездная ли это была сделка.

Если гражданин не объяснит, куда потратил деньги, то долг могут не списать.

Иногда сделки совершаются уже в самом банкротстве, и тут возникает вопрос, почему финансовый управляющий не наложил запрет.

С момента признания гражданина банкротом на всё его имущество накладывается запрет на регистрационные действия, до выяснения обстоятельств.

Оспаривание сделок при банкротстве физического лица или, наоборот, защита этих сделок от оспаривания — это работа исключительно адвокатов по банкротству.

В нашей компании можно получить консультацию по этому вопросу и оценить риски или шансы на оспаривание.

Финансовая сфера

  • Журнал
  • Конференции
  • FINAWARD
  • Новости
  • Аналитика
  • Практика
  • Мероприятия отрасли
  • Соцпрограммы
  • Персоны
  • Рейтинги
  • Разговоры

  • Номера
  • Подписка

Несмотря на почти двадцатилетнюю историю развития, институт банкротства юридических лиц в России продолжает эволюционировать, обрастая новыми нюансами и судебными кейсами. Что уж говорить о молодой практике несостоятельности физических лиц, которая трансформируется еще активнее

Читать еще:  Где узнать о банкротстве организации

О деталях этого процесса говорили участники четвертой конференции «FinLEGAL-2020: оспаривание сделок и банкротства», которую «Б.О» провел 12 ноября в очно-дистанционном формате. К моменту публикации репортажа количество просмотров конференции на YouTube превысило 2,2 тыс.

Только в октябре 2020 года, по данным «Федресурса», банкротами в России были признаны 12 906 граждан и ИП и 794 компании (за аналогичный период прошлого года — 7129 и 1062 субъекта соответственно). И если число признанных несостоятельными физлиц в последние месяцы продемонстрировало скачкообразный рост, то количество банкротов-физлиц пока не выходит за пределы плато. С одной стороны, это объясняется долгим существованием института банкротства юрлиц (с 2002 года), среднемесячное число решений в котором давно «утряслось», в то время как признавать физлица несостоятельными стали всего пять лет назад, и со временем число таких решений растет. С другой стороны, правительство оказало юрлицам хорошую поддержку в связи с коронакризисом, что решило некоторые финансовые проблемы компаний. Однако со временем действие кризиса все же может проявиться, и тогда число банкротств юридических лиц временно возрастет, полагают эксперты.

Иван Стасюк (РКТ), Александр Фёдоров (РУСАЛ), Андрей Набережный (Сбербанк), Алексей Костоваров («Линия права»). Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

Первая панель конференции была посвящена оспариванию сделок юрлиц. Эффективность оспаривания сделок по банкротным основаниям высока — в арбитражных судах удовлетворяется около 45% соответствующих заявлений, отметил Сергей Завьялов, начальник управления судебной защиты Промсвязьбанка. При оспаривании сделок всегда применялись определенные стандарты доказывания, хотя их нормативное регулирование отсутствует, рассказал Александр Попелюк, партнер практики несостоятельности и банкротства Lidings. Критерии достаточности доказательств не прописаны в законодательстве и формируются судебной практикой. Различают пониженные и высокие стандарты доказывания, применяемые при разных обстоятельствах. При недобросовестности должника на него возлагается обратное доказывание.

Нерыночные условия — признак порочности

В процессе оспаривания сделок есть много нюансов. Если во время совершения сделки у ответчика не было кредиторов, то и оспорить такую сделку нельзя, полагает Андрей Набережный, директор проектов управления принудительного взыскания и банкротства департамента по работе с проблемными активами Сбербанка. К признакам порочности договора займа он относит его значительный размер, предоставление отдельными траншами, единовременную уплату процентов по истечении срока пользования займом, неоднократную пролонгацию сроков возврата и т.д. Если финансирование осуществлялось давно, а заявление о банкротстве подали недавно, важно объективно оценивать финансовое состояние ответчика на момент заключения сделки, добавил спикер.

Там, где кредиторы неактивны и не оспаривают сделки, они получают значительно меньше, отметил Алексей Юхнин, руководитель проекта «Федресурс», исполнительный директор службы финансово-экономической информации Группы «Интерфакс». Заявление об оспаривании цепочки сделок по банкротным основаниям — эффективный способ возврата отчужденного актива даже в том случае, когда он подвергается сложным трансграничным перемещениям, а ответчики находятся в разных юрисдикциях, добавил Сергей Завьялов. Статистика практики банкротства неутешительна: 40% компаний проходят эту процедуру с нулевыми активами, а 60% кредиторов не получают вообще ничего. Одно из частых злоупотреблений — включение в реестр требований кредиторов кредитора, аффилированного с должником.

Ключевая проблема банкротства — это недобросовестность участников процедуры, считает Алексей Шаров, генеральный директор Аверта Групп. К другим сложностям он относит открытость реестра кредиторов для третьих лиц, большую длительность процедуры (в среднем она занимает 732 дня), завышенную оценочную стоимость активов, недостаточные компетенции арбитражных управляющих, трудности технической интеграции торговых площадок. Недавно к внешним рискам в процедурах банкротства добавились хакерские атаки, отметил спикер. Финансово-экономическая экспертиза позволяет выявить грубые нарушения процедуры.

Алексей Шаров (Аверта Групп). Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

Нарушения в процессе банкротства возможны даже в том случае, когда источником финансирования выступает материнская компания, рассказал Иван Стасюк, адвокат, руководитель рабочей группы РКТ. Примером стали иски банка «Траст» против дочерних обществ «Рост Инвестиций» и «РостКап», в ходе которых была установлена неэквивалентная трансформация ликвидных активов в доли и применены последствия недействительности сделок.

Александр Федоров, начальник отдела банкротств дирекции по правовым вопросам компании РУСАЛ, призвал не забывать о рисках, которые возникают, когда за контрагента платеж вносит третье лицо. Если платеж совершен за счет средств лица, которое затем подает на банкротство, сделку могут признать недействительной. Для подстраховки лучше узнавать у контрагента, на каком основании платеж за него вносит третье лицо. И иногда целесообразно отказываться от таких платежей.

Банкирам следует соблюдать осторожность

Отдельного внимания в рамках банкротного права заслуживает проблема субсидиарной ответственности контролирующих лиц. В данный момент санацию проходят четыре российских банка с участием Банка России и 15 банков с участием АСВ. Срок санации банков составляет в среднем три-четыре года. Ирина Комар, управляющий партнер компании «Профессиональная Группа Оценки», рассказала, что Банк России уже вернул примерно 40% средств, направленных на санацию банков, а АСВ — около 30%.

Денис Голубев (Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры), Дмитрий Тарасов (МКА Правовой Альянс), Ирина Комар (Профессиональная Группа Оценки), Елена Козина (ЭЛКО профи), Юлия Михальчук (Saveliev, Batanov & Partners). Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

В настоящий момент в судах рассматривается пять дел об ответственности банкиров за санацию банков, рассказала Юлия Михальчук, адвокат, советник Saveliev, Batanov & Partners. При этом важный вопрос — определение круга контролирующих кредитные организации лиц. Часто ответственность падает не на реальных ответственных, а на «денежные мешки», отметил Денис Голубев, советник компании «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Дмитрий Тарасов, адвокат Московской коллегии адвокатов «Правовой Альянс», рассказал об опыте работы по делу МИНБ, в ходе которого субсидиарную ответственность возложили на всех 18 членов правления, а также тех, кто фактически не принимал участия в управлении банком.

Юристы посоветовали членам правления соблюдать «гигиену подписей», аккумулировать у себя материалы, на основе которых принимаются решения, и заключать договоры страхования ответственности директоров.

Избавиться или рассчитаться?

В октябре исполнилось пять лет с тех пор, как в нашей стране зародился институт банкротства граждан. Если вначале судебная практика складывалась преимущественно в пользу кредиторов, то сейчас — в сторону должников, отметил Константин Артюх, модератор второй сессии конференции, вице-президент АБР. С октября 2015-го по ноябрь 2020 года несостоятельными признаны 240 тыс. граждан.

В 90,7% случаев граждане являются заявителями в деле о собственном банкротстве, реже инициаторами выступают кредиторы (7,6%) и ФНС (1,7%). Эксперты признали, что процедура банкротства в России воспринимается в первую очередь как механизм избавления от долгов, а не как способ рассчитаться с кредиторами, констатировала Ольга Савина, управляющий партнер Parallel Legal Consulting.

Ольга Савина (Parallel Legal Consulting). Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

Российские суды исходят из того, что любой гражданин имеет право на списание задолженности в процессе банкротства, в то время как во многих развитых странах применяется принцип «Можешь платить — должен платить».

Например, в Германии должник даже после вхождения в процедуру банкротства должен продолжать платить своим кредиторам еще шесть лет, если у него есть стабильный доход. В России для должника более благоприятный климат.

Однако и у нас есть случаи, в которых суды отказывают в списании задолженности, напомнил Александр Стешенцев, адвокат, партнер Арбитраж.ру. Основания для этого — непредоставление сведений в процессе банкротства, принятие заведомо неисполняемых обязательств в случае неплатежеспособности, непринятие или ненадлежащее принятие мер по трудоустройству и т.д. Иногда долги могут быть списаны частично.

Реабилитационные процедуры в процессе банкротства граждан в России работают не так, как хотелось бы, отметил Евгений Акимов, управляющий директор, начальник управления принудительного взыскания и банкротства департамента по работе с проблемными активами Сбербанка. Реструктуризация проводится всего в 1% случаев, и в дальнейшем она все равно перетекает в реализацию имущества. В развитых странах доля реструктурированных долгов выше.

Спорной темой является обращение взыскания на единственное жилье должника. Конституционный суд признал такие действия неправомерными, за некоторыми исключениями. Например, когда жилье обладает признаками роскоши. При этом манипуляции с единственным жильем являются частым способом ухода граждан от ответственности в процессе процедуры банкротства. Нередки случаи, когда должники специально делают один из объектов недвижимости единственным и прописывают в нем нескольких родственников. По мнению экспертов, во избежание злоупотреблений необходимо как можно скорее установить законодательные критерии роскоши и развивать институт замещающего жилья.

Отдельного внимания заслуживает конкурсная масса физического лица в контексте права общей собственности супругов. Если на момент заключения договора дарения у должника были неисполненные обязательства перед кредиторами, то договор признается недействительным, отметил Святослав Шевалье, управляющий директор блока правовой поддержки Внешэкономбанка. Даже если договор дарения заключен между супругами, которые позже расторгли брак, жилье или автомобиль все равно уходит в конкурсную массу. Брачные договоры и раздел совместно нажитого имущества без расторжения брака также не спасают от попадания имущества в «общий котел».

В целом, законодатель очень осторожен и очень боится злоупотреблений, отметил Рустем Мифтахутдинов, начальник управления по сопровождению процедур банкротства и взысканию проблемной задолженности Роснефти. Однако в этом году он внедрил процедуру внесудебного банкротства, не требующую от гражданина затрат. Это способствует возвращению к нормальной жизни большего количества россиян.

Презентации спикеров

Сергей Завьялов, начальник управления судебной защиты, Промсвязьбанк. Оспаривание цепочки сделок. Реституция и виндикация

Александр Попелюк, партнер практики несостоятельности и банкротства, Lidings. Стандарты доказывания при оспаривании сделок

Алексей Юхнин, руководитель проекта «Федресурс», исполнительный директор Службы финансово-экономической информации Группы «Интерфакс», к.ю.н. Эффективность процедур банкротства

Андрей Набережный, директор проектов управления принудительного взыскания и банкротства департамента по работе с проблемными активами, Сбербанк. Кредитор финансирует должника в условиях кризиса. Когда его субординируют

Почему нам следует доверять?

Взыскание задолженности, антикризисное управление, включение требований в реестр – вот неполный перечень правовых вопросов, с которыми приходится сталкиваться предприятиям при процедуре банкротства. Все эти задачи связаны с разными областями права и требуют специальных навыков и знаний. Гибкое мышление, накопленный опыт, современный подход к решению правовых вопросов позволяют специалистам нашей компании справиться с самыми сложными делами. Наши юристы могут подключиться к процедуре банкротства на любой стадии. Однако чем раньше предприятие обратится за помощью в нашу компанию, тем больше шансов появится для положительного исхода процесса.

Компания Tenzor Consulting Group имеет большой опыт по проведению процедуры банкротства как крупных холдингов, так и средних, и малых предприятий, и строго действует в рамках установленного законодательства РФ. Наши специалисты могут рассмотреть и принять к производству даже те дела, от которых отказались конкуренты.
Связаться с нашими юристами вы можете любым удобным для вас способом: написать письмо по электронной почте, позвонить по указанному телефону или заказать обратную связь, оставив на сайте свои контактные данные.

Сотрудничество с нашей компанией имеет свои преимущества:

  • Гибкая система ценообразования;
  • Высокое качество юридических услуг;
  • Новаторский подход к решению поставленных задач;
  • Уникальность предлагаемых решений;
  • Профессиональная команда юристов, работающая на результат;
  • Полная конфиденциальность по отношению к делам клиента;
  • Эффективное использование современных информационных технологий.

Основной особенностью политики компании является создание и сохранение длительных отношений с нашими заказчиками, которые базируются на индивидуальном подходе к каждому клиенту и приоритетности его интересов.

Доверив свои проблемы опытным юристам, вы сможете эффективно и достойно пройти все этапы процедуры банкротства. Наша компания сведет к минимуму ваши потери, поможет решить вопрос с предыдущей деятельностью и начать в дальнейшем новый успешный бизнес.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector