Bankrot-help.ru

Консультация Юристов
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Банкротство физических лиц на основании ст

Банкротство физических лиц на основании ст. 25 ГК РФ и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Возможность объявлять граждан банкротами определяется ст. 25 ГК РФ. Она же устанавливает положения о том, что сделать это может только арбитражный суд, а основания, порядок и последствия определяются законом, регулирующим вопросы банкротства. Имеется в виду гл. X ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ, действующий ныне в редакции от 03.07.2019, «О несостоятельности (банкротстве)».

Эти положения обусловлены тем, что ст. 23 ГК РФ даёт гражданам право заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, после прохождения процедуры государственной регистрации ИП. Осуществляя коммерческую деятельность они выступают сторонами по сделкам, а это влечет к появлению долговых обязательств. Поэтому, для практического осуществления принципа равенства всех лиц, участвующих в гражданско-правовом обороте, приняты нормативные акты, направленные на защиту прав кредиторов ИП. Они получают возможность обращаться в суды с исками о том, чтобы признать банкротом гражданина.

Сначала это было возможно только в том случае, если он занимается предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, а с 2015 года и просто гражданина, чем бы он не занимался.

Процедура банкротство физического лица, если нет имущества

Процедура должна или может включать в себя три стандартных этапа:

  1. Мировое соглашение. Должник предпринимает попытку договориться со своими кредиторами об изменении условий погашения финансовых обязательств. Однако на практике решить проблему «по-хорошему» сторонам удается чрезвычайно редко. Если дело дошло до арбитражного суда, значит все компромиссные варианты уже были рассмотрены гражданином и его заимодавцами.
  2. Реструктуризация долгов. Процедура банкротства физического лица без имущества подразумевает изменение графика и сроков выплат, уменьшение суммы задолженности, списание части долга, смягчение других условий. Реструктуризация применяется, если доказано отсутствие имущества при банкротстве, но при этом у гражданина есть постоянный (ежемесячный) доход, который превышает размер прожиточного минимума. Значение зависит от внутренней политики того или иного региона.
  3. Реализация имущества. К процедуре прибегают, если не удалось достичь мирового соглашения или реструктурировать долг. В таких случаях для соблюдения регламента суд устанавливает четкие временные рамки — полгода. За этот срок финансовый управляющий должен провести анализ всех сделок, совершенных физическим лицом в течение предыдущих трех лет, его финансового положения, а также выявить все имущество, принадлежащее должнику, которое можно продать на торгах.

Если управляющий за шесть месяцев не нашел ликвидное имущество и не выявил сомнительных сделок, банкроту могут быть списаны все долги на законных основаниях.

ВАЖНО! Арбитражный суд вправе отказать в списании долгов даже при доказанном отсутствии доходов и имущества, если найдет в поведении гражданина признаки недобросовестности. Чаще всего это происходит из-за непрофессиональных действий юристов, участвующих в процедуре банкротства или отсутствия опыта у финансового управляющего.

Для кого работает федеральный закон о банкротстве физических лиц?

Федеральный закон о банкротстве физлиц устанавливает некоторые ограничения для должников. Чтобы получить право списать все кредиты, просто оказаться в долгах недостаточно. Так, воспользоваться возможностью избавиться от долгов на законных основаниях могут те физлица, которые подходят под следующие условия:

  • наличие задолженностей перед кредиторами на общую сумму от 350 000 рублей и более;
  • наличие как минимум трех просрочек по ежемесячным платежам;
  • либо проблемы с трудоспособностью, трудоустройством или иные факторы, мешающие выплате долга в ближайшем будущем.

Закон о несостоятельности (банкротстве) работает только при обращении в Арбитражный суд. Непосредственно кредиторы никогда не признают несостоятельность заемщика. Все, что они могут предложить — это услугу реструктуризации, либо кредитные каникулы, но даже эти услуги предоставляются кредиторами отнюдь не всем должникам. В таком случае поможет только признание банкротства физических лиц по закону от 2015 года через суд.

Списать долги свыше 350 тыс. руб

Оплата долга третьим лицом: ВС развивает практику дел о банкротстве

Экономколлегия Верховного суда в очередной раз разбиралась в проблеме применения ст. 313 ГК об исполнении долга третьим лицом в контексте дела о банкротстве. Контроль над процедурой пытался получить бывший гендиректор должника, но долг последнего перед ним оплатила другая компания-кредитор. Московская окружная кассация расценила ее действия как злоупотребление. В итоге баланс интересов искали в Верховном суде. И по мнению юристов, нашли.

Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) опубликовала определение по делу о банкротстве ООО «Ангарстрой» (№ А41-108121/2015). «Это дело очень интересно с точки зрения интерпретации понятия «злоупотребление правом», которое в последнее время активно разрабатывается. Сначала ВАС, а затем эту тенденцию в полной мере подхватила экономколлегия ВС», – считает Мария Михеенкова, адвокат из Dentons. Правда, в деле «Ангарстроя» КЭС в отличие от своих предыдущих подходов не увидела злоупотребления, которое признала кассация Московского округа. «На первый взгляд может показаться, что это не укладывается в общую тенденцию правовых подходов КЭС. Однако в этом деле большое значение имеют детали, и необходимо внимательно оценить его конкретные фактические обстоятельства», – обращает внимание Михеенкова.

А фактические обстоятельства такие. Трое бывших работников «Ангарстроя» обратились в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании общества банкротом. Работодатель должен был им 314 000 руб. выплат по выходным пособиям. Однако к моменту судебного заседания этот долг за общество погасил другой кредиторкомпания ООО «Интермикс-Инвест» (внесла деньги через депозит нотариуса), которая следом за работниками также обратилась с заявлением о признании «Ангарстроя» несостоятельным.

Ст. 313 Гражданского кодекса (ГК) допускает исполнение просроченного обязательства должника третьим лицом, а Закон о банкротстве не запрещает это на стадии проверки обоснованности заявления, рассуждала первая инстанция. С учетом этого, а также того, что задолженность перед работниками полностью погашена, суд оставил их заявление без рассмотрения, отказавшись ввести процедуру наблюдения.

Читать еще:  Особенности банкротства индивидуальных предпринимателей

Апелляционная коллегия 10-го ААС с этим согласилась, а вот коллегия АС Московского округа – нет. Она отправила спор на новое рассмотрение по существу. По мнению окружной кассации, в действиях «Интермикс-Инвест» «прослеживаются явные признаки злоупотребления правом». Компания просто хотела лишить бывших работников статуса заявителей по делу о банкротстве, чтобы они не смогли предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего (ст. 42 Закона о банкротстве), объяснила свою логику кассация.

В обоснование судьи АС МО сослались на правовую позицию Коллегии ВС по экономическим спорам (КЭС): на два определения об отказе в передаче дела (№ 302-ЭС15-1618 и № 305-ЭС16-7422) и на два определения КЭС по существу (в рамках дела о банкротстве «Оганер-комплекса» № 302-ЭС16-2049 и «Аксайского дорожного ремонтно-строительного управления» № 308-ЭС16-4658). В последних двух делах КЭС также рассматривала вопрос о возможности погашения долга компании-банкрота перед заявителем третьим лицом, комментирует Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП. И тогда ВС увидел в действиях лиц, погасивших долги, злоупотребление правом. См. «Нет – формализму, да – интересам кредиторов: «банкротное» решение ВС».

Но смотреть на судебную практику ВС надо внимательнее, исправила кассацию округа сама КЭС, куда спор дошел по жалобе «Интермикс-Инвест». Она оставила в силе акты двух первых инстанций. Ссылки АС МО ошибочны, поскольку обстоятельства тех дел иные. Нюанс в том, что там в отличие от дела «Ангарстроя» кредиторы получили только частичное удовлетворение своих требований.

И волки сыты, и овцы целы…

По смыслу Закона о банкротстве интерес любого кредитора состоит прежде всего в наиболее полном погашении требований, напомнила в своем определении КЭС. И как следствие, на достижение этой цели должны быть направлены и все предоставленные кредитору инструменты влияния на ход процедуры. Долг перед бывшими работниками полностью погашен, других претензий к «Ангарстрою» у них нет, а значит, не может у них быть и правового интереса в самом участии в банкротстве. «По сути КЭС сделала важный вывод, что злоупотребление правом существует не само по себе, а лишь как нарушение законных прав и интересов третьих лиц: если поведение таких прав не нарушает, то и злоупотреблением оно являться не может», – поясняет Мария Михеенкова. Другой важный момент в мотивировке КЭС, по ее словам, – это внимание к конкретным деталям.

Как указывается в определении ВС, сам «Интермикс-Инвест» не скрывал, что его действия носят «защитный» характер, и поступает он экономически невыгодно. Компания погасила требования заявителей-физлиц, чтобы производство о банкротстве было возбуждено уже по ее заявлению, и именно она могла предложить кандидатуру управляющего. Она опасалась недобросовестного, подконтрольного должнику банкротства, поясняли ее представители на заседании в ВС. Дело в том, что один из бывших работников-заявителей был гендиректором «Ангарстроя», все объекты недвижимого имущества были проданы в преддверии банкротства, а заявление работников вообще было подано в суд даже до вступления в силу решений СОЮ о выплате пособий. На все это открыто обратила внимание в своем определении КЭС. Так что вопрос о том, кто злоупотребил правом, остается открытым.

Мария Михеенкова, Dentons: ВС проявил внимательный и дифференцированный подход. Как положительный момент, хочется отметить достаточно прямые формулировки ВС, констатирующие широко сложившуюся, но нередко замалчиваемую судами практику недобросовестного поведения участников банкротства, их реальные цели.

Перед экономколлегией в очередной раз встал вопрос соблюдения баланса интересов сторон в процедуре банкротства, говорит Анна Заброцкая, советник, адвокат и руководитель практики «Разрешение споров» Юридической фирмы «Борениус». Кредитор, оплатив задолженность перед работниками должника, удовлетворил интересы по определению более слабой стороны трудовых отношений, притом в полном объеме и в кратчайшие сроки, что исключает для них необходимость дальнейшего участия в банкротном процессе. «Участие не должно быть самоцелью, в противном случае, возникают разумные сомнения уже в добросовестности этих работников», – уверена Заброцкая. Кредитор, преследуя интерес не потерять долю в имущественной массе, отдает за должника тот максимум, на который могли рассчитывать работники, поясняет юрист: «Таким образом, и волки сыты, и овцы целы».

Мир, труд, гарантии

Отдельно отметила КЭС в определении и то, что к требованию по выплате выходного пособия может быть применена ст. 313 ГК. На обратном настаивал в ВС представитель «Ангарстроя», ссылаясь на трудовой характер правоотношений. «Такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частно-правовой характер», – ответили на этой судьи ВС. Более того, погашение задолженности третьим лицом обеспечивает реализацию гарантий на выплату работникам выходного пособия, что в целом согласуется с целями и принципами трудового законодательства.

Таким образом, КЭС исключает неразрывную связь требований из трудовых правоотношений с личностью кредитора при просрочке, комментирует это вывод Иван Коршунов, юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Недавно ВС уже высказывал подобную позицию, указав в качестве примера просрочку по алиментным обязательствам, обращает внимание юрист (см. п. 20 Постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения общих положений ГК об обязательствах и их исполнении» № 54 от 22 ноября 2016-го).

Читать еще:  Признаки банкротства физического лица

Новый ракурс

Определение КЭС открывает новую страницу в истории войны кредиторов за контроль над процедурой банкротства, точка в которой во многом была поставлена после утверждения Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом ВС 20 декабря 2016-го), считает Дмитрий Базаров, партнер BGP Litigation. Там ВС указал, что кандидатура арбитражного управляющего, предложенная заявителем по делу о банкротстве, не может быть изменена последующими кредиторами, даже если они погасят требования заявителя по делу по ст. 313 ГК и осуществят процессуальное правопреемство (выкуп требований первого кредитора в этом случае теряет всякий смысл).

Дело показывает актуальность проблемы погашения долгов третьими лицами с целью получения контроля над банкротством должника либо, наоборот, борьбы с иными лицами, стремящимися к такому контролю, комментирует спор Артем Кукин, партнер «Инфралекс». Главным критерием становится оценка добросовестности лиц, погашающих чужие долги. Правда, ВС чаще сталкивался со случаями недобросовестного погашения долгов третьими лицам. В деле «Ангарстроя» ситуация обратная – третье лицо расплатилось за должника с целью защиты от недобросовестных действий кредиторов.

Таким образом, ВС с разных сторон оценивает ситуации, связанные с погашением долгов третьими лицами, говорит Кукин. Сложность в том, что положения ст. 313 ГК содержат минимальные ограничения для таких действий. Таковыми, по словам юриста, являются принцип добросовестности, недопустимость злоупотребления правом, а также специальные нормы Закона о банкротстве (они применяются только после введения в отношении должника первой процедуры банкротства).

Какие долги не спишут в банкротстве физлица

Надеемся, на сегодняшний день у собственников бизнеса не осталось иллюзии, что они отвечают по обязательствам своей компании только в пределах вклада в её уставный капитал. Это уже давно не так.

Специалисты TaxCoach напоминают, что и личное банкротство физического лица не позволит избавиться от всех долгов. В том числе и субсидиарных.

Действительно, по общему правилу после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований.

После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина (п. 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002г № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Суд не освободит гражданина от непогашенных долгов при наличии следующих обстоятельств:

(Б) Должник не предоставил необходимые сведения своему финансовому управляющему или суду, либо представленные сведения были недостоверны; (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15 августа 2018 г. по делу № А12-10172/2016)

(В) Сами требования к должнику возникли в результате совершения им незаконных действий (мошенничество, злостное уклонение от погашения задолженности, уклонение от уплаты налогов, предоставление заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или уничтожение своего имущества). (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 января 2019 г. по делу № А32-37686/2015)

Поэтому получение кредитов по ложным сведениям, оптимизация НДС либо дарение имущества родственнику в целях недопущения обращения на него взысканий обеспечат сохранение обязательств до полного расчета с кредиторами.

Примечательным здесь является недавнее определение Верховного суда РФ, которым суд защитил интересы обычного физического лица-должника:

Заемщик взял кредит, не сумев адекватно рассчитать свои финансовые возможности, что впоследствии привело его к долгам. (Определение Верховного Суда РФ от 03.06.2019г № 305-ЭС18-26429 по делу № А41-20557/2016). Практика по этим делам складывалась не в пользу должников, такие долги не списывались, поскольку подобное поведение считалось недобросовестным. (Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2017г по делу № А45-24580/2015, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 28.11.2018г по делу № А36-7440/2017). Верховный Суд РФ же предложил отличать недобросовестное поведение от неразумного:

    в первом случае (недобросовестность) человек заведомо понимает, что не сможет вернуть долги, при этом утаивает от кредитора информацию о своем финансовом состоянии (например, о наличии нескольких кредитов или иных долгов в момент получения очередного кредита);

во втором случае (неразумность) человек не осознает последствия своих действий, по тем или иным причинам не может адекватно оценить ситуацию и последствия. О наличии нескольких кредитов он знает, но не говорит, так как его не спрашивали.

В целом же, злонамеренно «кинуть» своих кредиторов действующее законодательство и практика теперь не позволяют.

Отдельно закон (Ст. 123.28) выделяет категории обязательств, которые «не прощаются» независимо от поведения должника

  1. Текущие платежи (обязательства, возникшие после принятия судом заявления о банкротстве);
  2. Обязательства перед физическими лицами, работавшими у должника по трудовому договору;
  3. Неразрывно связанные с личностью должника (алименты, возмещение вреда жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда и т.п.) обязательства, в том числе которые в банкротстве не заявлялись;
  4. Возмещение ущерба имуществу (причиненного умышленно или по грубой неосторожности);
  5. Обязательства по применению последствий недействительных сделок. Если суд признал сделку недействительной, то должник в любом случае должен будет исполнить возникшие в этой связи обязательства (возвратить полученное по такой сделке и т.п.);
  6. Обязательства субсидиарной ответственности физического лица по долгам компании-банкрота;
  7. Возмещение убытков, причиненных юридическому лицу должником, в качестве его участника, руководителя или арбитражного управляющего (ст. 53.1 ГК РФ).
Читать еще:  Банкротство предприятия его причины порядок осуществления процедуры

На двух последних остановимся подробнее.

1. Нельзя списать долг физического лица в рамках его субсидиарной ответственности (СО) по долгам организации, в отношении которой он признан контролирующим должника лицом (КДЛ)

В одном из дел физическое лицо привлекли к СО по долгам предприятия. В суде должник ссылался на то, что был освобожден от обязательств перед кредиторами по другому судебному делу (о своем личном банкротстве). Однако суд, рассматривавший спор о банкротстве юридического лица, со ссылкой на п 6 ст 213.28 Закона о банкротстве указал, что это не исключает его вины как КДЛ в банкротстве юрлица и не освобождает от требований к нему. (Постановление 15-го ААС от 20 сентября 2019 года по делу № А53-22198/2014).

В другом деле в отношении физического лица — руководителя общества после завершения процедуры его личного банкротства и освобождения судом от всех долгов остались неисполненными налоговые требования контролируемой им компании перед ФНС, которые налоговый орган взыскал с этого бывшего директора в порядке его субсидиарной ответственности. (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.06.2018г по делу № А74-4677/2016).

Попытки избежать оплаты по долгам юридического лица остались без результата.

2. Не прощается долг физического лица в виде причиненных им компании убытков

В одном из дел новый конкурсный управляющий компании-банкрота обратился с иском к бывшему конкурсному управляющему (КУ) о взыскании убытков в сумме 2 млн. руб., причиненных обществу его действиями. (Постановление 17 ААС от 20.12.2017г по делу № А50-5545/2015). На тот момент бывший КУ уже был признан банкротом как физическое лицо, проведена процедура реструктуризации его долгов, дело о банкротстве гражданина завершено. В качестве убытка заявитель посчитал необоснованно выплаченную премию работникам, которых бывшему конкурсному управляющему следовало уволить. Суд указал, что поскольку на КУ были возложены полномочия руководителя должника, то на него распространяются все требования к руководителям. Предъявленные требования были непосредственно связаны с делом о банкротстве юрлица. С прежнего конкурсного управляющего взыскали 2 млн. руб убытков уже после окончания процедуры его личного банкротства.

Учитывая рост случаев и объем ответственности граждан за их компании, возникает закономерный вопрос: может быть проще вести деятельность в статусе индивидуального предпринимателя? Ведь у ИП не может быть субсидиарной ответственности за самого себя. В каких-то случаях может быть и проще, и выгоднее. Тем более, что в соответствии со ст. 59 НК РФ признание гражданина банкротом и непогашение налоговых долгов по итогам реализации его имущества является основанием для признания оставшихся сумм безнадежными ко взысканию.

Кто именно является субъектом при банкротстве физических лиц?

Обратимся к главе X ФЗ-127. В ее название фигурирует понятие «гражданин». Во всех статьях указанной главы речь также идет о «гражданине». В ст. 2 ФЗ-127 отдельной расшифровки понятия «гражданин» применимо к указанной правовой норме нет. Речь ведется только о должнике, в качестве которого могут выступать юрлицо, индивидуальный предприниматель и, опять же, гражданин. Следовательно, необходимо понять, обхватывает ли в ФЗ-127 понятие «гражданин» в том числе и лиц с гражданством других стран, проживающих на территории нашей страны.

Правовой статус иностранных граждан, проживающих на территории РФ

Как следует из ст. 3 ФЗ №62 «О гражданстве РФ» , иностранным гражданином считается лицо, у которого нет гражданства РФ, но есть гражданство другого государства. Конституция РФ же гласит, что права и обязанности у иностранных граждан, проживающих на территории РФ, равнозначны правам и обязанностями граждан нашей страны ( ч. 3 ст. 63 ). Если только иное не установлено отдельными нормативно-правовыми актами.

Ей вторит ст. 1196 ГК РФ , говорящая о том, что гражданской правоспособность иностранные граждане на территории РФ могут пользоваться наравне с гражданами нашей страны (кроме специально оговоренных законом случаев). Аналогичное правило дублируется и в ст. 4 ФЗ-115 «О правовом положении иностранных граждан в РФ» (далее – ФЗ-115).

Отдельной оговорки касаемо применения банкротства физических лиц в отношении иностранных граждан в законе нет. Есть лишь упоминание о том, что положения указанной нормы применяются в отношении иностранных лиц — кредиторов. В тоже время, о каких-либо ограничениях для признания иностранцев банкротами российскими арбитражными судами в ФЗ-127 речи не ведется. А значит, в данном случае вполне применимо правило «разрешено все, что не запрещено». То есть проводить процедуру банкротства в отношении гражданина-иностранца допустимо.

Таким образом, в основе критерий оценки судом всех действий гражданина в процедуре банкротства лежит факт добросовестности его поведения.

К счастью, как показывает практика, случаи такого недобросовестного поведения являются крайне редкими. Можно даже сказать, уникальными. Все-таки, в подавляющем большинстве случаев, за списанием долгов обращаются не Остапы Бендеры, а люди, реально попавшие в трудную ситуацию и потерявшие возможность платить далее по долгам. И именно для них процедура банкротства является правильным решением, позволяющим начать жизнь с чистого листа.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector